Перейти к содержимому

АбвГдеЁж

Пользователи
  • Публикации

    249
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

419 Популярный

3 подписчика

О АбвГдеЁж

  • Звание
    ♠♡♣♢

Информация

  • Пол Мужчина

Посетители профиля

21 701 просмотр профиля
  1. Забытая Сага. Игра.

    Музыка. Праздник прошёл под пение эльфов. Они бродили по улицам и наполняли их дивными звуками, которые, казалось, становились единым с приходящей весной – тающим снегом, убывающим холодом. Хоть и не было пышных гуляний, но казалось, этот праздник был прекраснее прочих. В конце его эльфы уплыли на Приддан. Жители Кер-Иса в своей жизни больше не увидят подобного… Весна тихо расцветала по миру. Гэльды и ирминги вздыхали с облегчением. Зима не будет вечной. Но всё же эта зима ударила сильно, и весна как-то очень робко отстраняла её, и голод оставался. Потребуется время, возможно в несколько лет, чтобы восстановиться. Радость мешалась с горем. И предстояло изготовиться к новым бедам. На севере готовили сотни кораблей ирминги, на юге собирала войска одна богатая страна, знающая множество наук, и некоторые гэльдские короли, потрёпанные сначала войной, затем суровой зимой, готовили новое предательство. Выстоит ли мир? Останется ли в нём ещё место для рыцарской чести?.. *** В темнице Кер-Иса невысокая худая фигура, запахнутая в тёмный плащ, стояла перед решёткой, за которой сидела Немайн, самая юна из трёх ведьм, что когда-то похитили Финна, единственная из оставшихся в живых. - …Вот так ты и сможешь вызвать ветер. – говорила она фигуре. – Увы, хоть я и была самой юной из трёх колдуний, и знаю не так много, но тебе уже приготовили почву. Не зря мы подтолкнули ту войну в прошлом году. Мы знали, что будет суровая зима, а затем и придут небывалые враги, рыжий господин подсказал нам это. Люди обратятся в зверей от творящихся ужасов. И тогда ты сможешь отомстить с теми силами, что у тебя есть и ещё немногими. Конец второй книги
  2. Забытая Сага. Игра.

    Музыка. Пробирась по теням ледяных коридоров, путники добрались до цели – огромного зала, на другом конце которого на многоступенчатом возвышении стоял высокий трон, на котором восседала сама Ловиатар, прекрасная, в строгом белом как снег платье и ледяной короне. Из-за особой формы зала, возвышения, трона, Королева казалась больше, чем есть. Она ничего не сказала. Лишь сделала движение рукой, величественно-небрежное, словно отмахиваясь от чего-то незначительного, с сохранением достоинства, и от неё задул жуткий, пронизывающий до костей ледяной ветер. Но забряцали струны кантеле, и запел старец Вяйнямёйнен, и его могучий голос отдавался по всему залу, и ветер утихал, и будто бы даже становилось тепло. Даже послышалась капель – с высокого потолка, со стен… Но Королева не хотела сдаваться. Новым колдовским движением она пустила по полу трещины, и льдины с корявыми острыми краями начали вздыматься одна за другой, подходя к путникам… Тут вперёд прыгнул некто с огромным молотом и разбил на осколки ближайшую льдину, прекратив эту цепочку. Он выглядел как прекрасный юноша с золотыми волосами и короткой бородой. На голове его был кузнечный ободок. - Ловиатар… – проговорил он, глядя на Королеву, и в голосе его прозвучал укор кого-то давно знакомого и близкого. Его голос мог показаться смутно знакомым путникам, и кто-то мог вспомнить, что слышал его тогда, в горах – тот, кто преградил путь и спросил, что для них самое прекрасное. И эта догадка подтвердилась: - Ильмаринен… – проговорил Вяйнямёйнен растрогано и с чувством одобрения какого-то изменения. И Ловиатар, с её казалось бы бесчувственным лицом, наконец проявила эмоцию, и, удивившись, тоже проговорила: - Ильмаринен… Кузнец пошёл к Королеве, не боясь. И она ничего не предпринимала. И он заговорил с ней на неизвестном языке (даже юная целительница, что долго жила в Калевале, ничего не поняла), и только имя «Ловиатар» было понятно в его речи. И Королева сошла с ледяного трона, и не было уж в ней той величественности – она была просто женщиной, пусть и в роскошном ледяном наряде. И они говорили о чём-то. И слёзы текли по щекам Ильмаринена. Лицо Ловиатар же было таким, словно она не знала – тоже ли ей плакать, или сохранят свою холодную невозмутимость. Тут откуда-то сбоку вышли двое. Один из них – шут Рагнара, который шёл как ни в чём не бывало, заложив руки за спину и непринуждённо осматриваясь. Другой – Фригтбэрер, бледный как мертвец, и его лицо ничего не выражало. - О, трогательные воссоединения? – сказал шут, оглядев зал. – Что же меня не встречают так же трогательно? Ильмаринен посмотрел на него презрительно и сказал уже на ирмингском, чтобы всем было понятно: - Я узнал его. Надо было ещё в горах спустить на него обвал, хотя, конечно, это бы не сильно задержало его. Это Локи, предатель Асов. Это он заморочил голову Ловиатар, чтобы она возжелала изменить порядок вещей и устроить вечную зиму. - А что ты так нерадостно об этом говоришь, кузнец? – шут пожал плечами. – Ведь зачем мне вечная зима? Лишь потому, что я люблю то же, что и вы все, или почти все: правду. Ведь когда люди будут сражаться за последние крохи еды и тепла, на них уже не будет никаких личин, только тогда они будут по-настоящему правдивы. – затем он обернулся к путникам. – Ох и скучно же с вами было. Совсем нечего делать. Я-то отправился в это путешествие, думая сеять раздоры между вами, но вы и сами прекрасно справлялись. – его взгляд скользнул по Ленз. – Думаю, весна в этом году не начнётся. – затем он обернулся к Фригтбэреру. – И всё же, мы можем лишний раз поберечься. Ты же хотел великую силу, а, красавчик? Маленький бог-шут прыгнул на Фригтбэрера, обхватив его мощный торс руками и ногами, и в тот же миг они двое занялись пламенем. Пламя быстро разрослось, затем приняло твёрдую форму, и на месте тех двоих, занимая треть зала, стоял красный двухголовый дракон. Одна его шея была толстая, мускулистая, другая – тонкая, извивающаяся. Голова на толстой шее неистово зарычала, на тонкой же – засмеялась и сказала: - Вы можете попытаться… Тут-то Руф и пригодилась мёртвая вода: он сформировала из бесценного дара копьё и запустила в голову на тонкой шее. И эта голова обвисла, и от неё отлетел чёрный дым – вроде призрака с горящими глазами, и этот призрак с воем улетел или растворился. Вторая голова ещё была жива, и она извергла пламя, оплавляя пол и стены. Путники едва успели разбежаться, но два моряка сгинули в пламени. Рагнар успел шепнуть другим, что использует свой дар, чтобы отвлечь дракона. И он пошёл к нему, и предвидел рывок страшной пасти, чтобы уклониться. Тира тогда смогла ослепить дракона сгустком тьмы. В этот миг Куинн натянул тетиву волшебного лука до упора, и стрела пронзила толстую шею. Доран же ринулся с новым копьём и вонзил его рядом со стрелой. Дракон взвыл, и чёрная кровь хлынула густым потоком. Голова тяжело рухнула наземь. А зал потихоньку таял, от сочетания весенних чар Ленз и Вяйнямёйнена с пламенем дракона. Ильмаринен и Ловиатар стояли в стороне. Королева смотрела на всё безразлично, и кажется, не собиралась мешать пройти к трону. Кузнец же смотрел на путников с тихим, но твёрдым выражением «Вы знаете, что делать». Ленз прошагал к трону. И, взойдя по ступеням, прежде чем сесть на него, сказала с достоинством: - Локи думал, что после всего моё сердце омрачилось, и всё было зря. Но нет. Наоборот. Если бы вы делали вид, что всё хорошо, это было бы хуже для меня. Так же я увидела, что при всех трудностях и разногласиях можно сохранять надежду. Она воссела на трон. Могло показаться, что капель усилилась. Вскоре в зал вбежал ледяной эльф, не обращая даже внимания ни на путников, ни на почерневшее тлеющее тело дракона, и воскликнул нечто на непонятном языке. Выслушав его, Ловиатар сама обратилась к путникам: - Он говорит, что весь дворец начал таять. Чары сработали. Вы победили. Бегите отсюда. - Она говорит правду. – подтвердил Ильмаринен. Музыка. Стены текли водой и кренились. Ледяные эльфы уже не думали нападать – они все бежали и сами. Так или иначе, путники выбежали на некий холм, с которого отлично открывался вид битвы: к берегу пристали корабли, многие из которых несли паруса со знаменем Финна МакКула. Кроме гэльдских, виднелись также ирмингские узкие длинные драккары, и даже несколько энтских и калевских кораблей – все народы собрались на битву за жизнь на земле. Кроме людей, виднелись также лесные эльфы в одеждах из коричневых листьев, с оленьей кавалерией, и с собой они привели ходячие деревья, которые били ледяных эльфов ветвями и были противниками, равными по силам троллям. У некоторых ещё чудом сохранялась листва, и они сбрасывали эти остатки, вводя в замешательство и слепя врагов. Не было сил, сравнимых лишь с великанами-ётунами, но лучники с кораблей осыпали их стрелами как могли, конники с копьями били по ногам, а некоторые смельчаки даже лезли по телам великанов. Уже пара огромных тел лежала на земле. А вот на ещё одного свалилась башня от тающего дворца и уложила его. Куинну было самое время использовать дар волхва – призвать ветер. Он мог бы пронестись так высоко, чтобы не задеть никого на земле, но при этом забить по туловищам и лицам великанов, и заодно прибавить силы летящим в них стрелам… *** Независимо от того, бросились ли наши герои на подмогу в битву, или считали, что своё они уже сделали, и решили переждать на том холме, затем их встречали как героев. После битвы они могли как следует отдохнуть на кораблях в тепле, или наблюдать, как воины хоронят своих павших товарищей, коих было весьма много, и как дворец, ставший уже бесформенным нагромождением льда, неспеша продолжал таять… Ленз, выглядевшей весьма взросло перед тем троном, будто вернулось детство, когда она снова встретилась с отцом: она бросилась в объятия Оберону, борода которого поредела и из зелёной стала коричневой, и сбивчиво тараторила ему о своих приключений, и отец, перед этим весьма отличившийся, смотрел на неё растроганно. Телохранитель Ленз стоял рядом с ними, и его обычно суровое и невозмутимое лицо рассекла слеза. Король Финн о чём-то говорил со своими лучшими рыцарями, включая Кухулина и Диармайда. Большая редкость для окончаний битв – запёкшейся кровью были покрыты мечи лишь немногих из них, которые сражали карликов и троллей. У остальных, бившихся с ледяными эльфами, мечи покрывал лишь иней. Мирддун, если расспросить моряков, сейчас сидел в трюме и отдыхал, ведь заклинания, помогшие многим в этой битве, утомили его. Ойдхе сказал Тире, что переждёт общие радости и горести в тени. Поскольку он – создание Тьмы, его могли не так понять. А вернуться домой он позже сможет и сам, без их кораблей. Моряки с обоих путей наших героев – кто разошлись греться по трюмам, кто ещё стоял на палубах или на земле и смотрел на всё. Андрэйст была – среди вторых – она стояла на палубе одного из кораблей и смотрела, как хоронят павших. А куда делся Вяйнямёйнен – никто не углядел. Но кто-то говорил, что слышал удаляющееся прекрасное пение на калевском языке…
  3. Забытая Сага. Игра.

    Музыка. Наконец и другие путники тоже дошли до замка Ловиатар. Он представал всё тем же – гордые ледяные стены, возвышающиеся над белизной снега и чернотой моря, и небесное сияние, отбрасывающее все цвета на сугробы. Но разница была в том, что посланцы увидели армию. Ледяные эльфы ровными рядами выстраивались с воздетыми длинными копьями. Кроме них были также другие существа – и меньше, и крупнее. Должно быть, различные карлики, тролли, а может, и кто страшнее. Но особо бросались в глаза великаны, ётуны, с серой как скалы кожей. Они тяжёлыми шагами шли с юго-востока, высотой едва ли не с сам замок, вооружённые целыми деревьями. На санях, запряжённых козлами, карлики подвозили им шлемы величиной в три котла, наручи и поножи, которыми можно было хоть крыть крыши небольших изб, мечи и палицы на замену выдернутым соснам. Стало понятно, что тогда гномы ковали в той длинной узкой пещере. К счастью, среди тех карликов пока не было ни одного из горного королевства Нордри и Судри, поэтому они всё ещё не имели возражений против борьбы с эльфами. И они даже помогли войти в замок. Они предположили, что раз эльфы сотрудничают с карликами, значит, они могли где-то прорыть подземные туннели к замку. И путники высмотрели место, где толпилось особо много карликов, и увидели, что именно там холмы раскопаны от снега. Рисковать прокрасться мимо не стали. Вместо этого Нордри и Судри предложили подойти к одному холму с другой стороны и самим пробить там небольшой туннель в надежде набрести на тот, что уже имелся, если догадка была правильной. И два карлика усердно приступили к своему народному ремеслу, отвергая любую помощь высоких людей. И действительно, никто не мог сравниться с ними в быстроте, аккуратности и плавности, они словно резали масло, хоть и громче. К счастью, стук их молотков тонул в общем шуме толпы врагов, шагов ётунов, и ещё некоторых идущих работ. Да, они знали, что если действительно встретят подземный ход, рискуют сразу нарваться на врагов, но ничего надёжнее не было. Договорились, что Нордри и Судри в таком случае кинутся на них и постараются прикончить как можно быстрее и бесшумнее. Но удача благоволила им – они встретили тоннель, ровный и аккуратный, и никого не было. И пошли, отправив вперёд разведчика, проверять за каждым углом. Когда надо – прячась за поворотами, когда надо – убивая встречных, они всё же добрались до замка. Каменные стены сменились ледяными. И дальше идти было ничуть не легче: иногда более просторные помещения только мешали, а самыми частыми врагами стали ледяные эльфы, которые были сильнее карликов и наводили больше страха благодаря тому, что воздух леденел вокруг них. Однако Вяйнямёйнен, если то было возможно сделать, не раскрыв себя, пел свою песню, и холод ослабевал, и эльфы слабели. Но не всегда это удавалось… Рагнар меж тем мог заметить, что Лис куда-то пропал. Но куда, и когда именно – это он сказать не мог, упустил в одной из стычек. И вот путники набрели на один зал… где увидели замороженных, застывших в массах льда людей. И в одном из человек узнали Тиранию крови Мисты. Также среди этих пленников был один фомор. - Вот же подлецы! – воскликнул Судри. – Так с пленными! Ничего, сейчас мы их освободим… - Подожди. – сказал один из моряков. – А вы не повредите им, если расколете лёд? - Ты же видел, как мы долбили ход? Со льдом тоже можно. Если только небольшие царапины будут, но воинам же к этому не привыкать. И два карлика принялись освобождать пленных, одного за одним. А Вяйнямёйнен и Ленз обходили их, тихо напевая, и их чары согревали их, и они медленно приходили в себя, и спрашивали, что с ними произошло, и кто все вокруг. Дошла очередь и до Тиры, и до Ойдхе…
  4. Подводная Ловушка

    Кэтрин ведёт за собой Морта и Хелен, сообщая им об охранных системах и возможных встречах с представителями "Казино". Быть незаметными становится тем сложнее, чем дальше детективы углубляются в здание. Подъём наверх становится отдельной проблемой, которую чуть облегчает время реакции и режим работы автоматических камер. Им нужно несколько секунд на поворот в пределах поля зрения и ещё пару секунд на определение своих-чужих. Благодаря этому удаётся проскакивать на площадках винтовой лестницы незамеченными. А нормальные люди пользуются лифтами. Но, как выясняется уже на подходе в пентхаус, камеры - не самая большая проблема. Кэтрин обнаруживает, что в самом конце винтовой лестницы стоит металлическая стража - два робота специальной охранной модели "Защитрон", выкрашенные в цвета "Гоэтии". Роботы стоят на полу со втянутыми руками, но бдят. Обойти их будет невозможно - они охраняют красивые двустворчатые двери, единственный вход на пентхаус. Можно попытаться подойти и взломать машины, но цена ошибки может оказаться очень высокой. Ещё одна проблема - ресурс встроенной в плащ-невидимку батареи исчерпан на 2/3 и неуклонно сокращается. Надо сказать, увидев этих роботов, Кэтрин почувствовала что-то вроде того, что чувствует ребёнок, ловко проскользнувший под взорами родителей, но увидевший, что конфеты лежат слишком высоко на полке. Стул, конечно, можно подставить, но шуму наделаешь... Да, девушка воспринимала этого, как нечто вроде игры, в которой она круто показывает себя. Впрочем, её чувство было хуже, ибо тут с риском для жизни. Она не видела вариантов, кроме как пойти и попробовать взломать. Тяжело вздохнув, она проговорила: - Пожелайте мне ни пуха... Морт показал Кэт большой палец, и улыбнулся. Но это была улыбка в стиле "Гарольда, скрывающего боль". - Будь осторожна. - Попросил ехидна, доставая револьвер. - На всякий случай, где у этих банок уязвимые узлы? Кэтрин медленно, но верно приближается к роботам-охранникам. Они же, например, сторожат и главный вход в "Казино", как это мог увидеть ранее заглянувший туда Морт. Но... судьба играет с Кэтрин злую шутку. Внезапно пространство вокруг неё окрашивается в багровый цвет, а на полу и стенах проявляются кровавые пентаграммы, свет и молнии от которых обволакивают девушку. Кэтрин чувствует ужасные ощущения от трансформации в чудовищное существо, исчадие Ада в костяных доспехах с яркими магматическими прожилками, у которого в одной руке заключена лазерная пушка. Разум бывшей полицейской несколько затмевается жаждой уничтожения. Тем более, что вокруг полно подходящих целей. Конечно, в реальности дело оказывается одновременно немного проще и чуть сложнее. Кэтрин почти выдаёт присутствие, случайно наступив на полу маскировочного плаща, и едва удерживает равновесие, чтоб не сверзиться на пол. "Защитроны" напрягаются, "вглядываясь" в пространство сенсорами. Мониторы на их корпусах показывают стилизованные лица озадаченных охранников. Но, потеряв из виду источник беспокойства, роботы вскоре переходят обратно в ждущий режим. Переведя дух, Кэтрин выходит из оцепенения и заходит машинам за "спины". Она подключается к интерфейсам. После подбора кодов доступа, у полицейской есть несколько вариантов - просто на время отключить машины, чтобы совершенно не вызывать волнений в системе безопасности, или же переназначить им программу на своё усмотрение. В ту секунду, когда она едва не раскрылась, Кэт подумала, что жизнь мстит ей: за то, что когда-то она, несмотря на все волнения, всё же сдала экзамен, за то, что попав однажды в занос, она из него всё же вырулила, за то, что сон, где она приходит на работу без штанов, оказался лишь сном... Но вроде обошлось... "Жизнь ещё отомстит в следующий раз", - подумала она. Кэт, несмотря на пережитые нервишки, решает ещё рискнуть, и перенастроить роботов на то, чтобы они пропускали её, Морта и Хелен. За фото последней приходится лезть в соцсеть, немного побаттхёртив, как всегда на удачные фото симпатичных девушек. Девушка колеблется, совершить ли такую шалость - заставить ботов негативно реагировать на остальных? Ох, чует она, что пригодится, перед глазами встаёт та картина боя с пиратами в коридоре... А как это им может помешать?.. Будет шум, если кто зайдёт в этот коридор... С другой стороны, он всё равно же зайдёт в него с целью войти дальше, так что не всё ли равно... А хотя, зачем же нападать сразу? Из роботов можно сделать их личных бодигардов, которые атакуют, если на них троих направлено оружие. На эту шуточку Кэт и решается. Кэтрин требуется время, чтобы внести поправки в программу роботов и перезагрузить их. Лица на их мониторах принимают выражение "некой обдолбанности", видимо, своеобразный символ успешной модификации программы. "Интересно, у этих рож и рекламы того средства для потенции - один дизайнер, или родственники?.." - пронеслось в голове у Кэтрин, и, отключив плащ, она подозвала Морта и Хелен: - Идите, они теперь друзья наши. - Ты волшебница! - С почти что фангерлинговым восторгом воскликнул Мортимер. И тут же осекся, и принял серьезный  сосредоточенынй вид. - Вперед. Я войду первым. Соблюдая все возможные предосторожности, Морт взял наизготовку пистолет, и подошел к двери, чтобы открыть ее, стоя в стороне, и по мере открывания заглядывать в расширяющийся проход. Как только места станет достаточно - он прошмыгнет в следующее помещение. Хелен до сего момента лишь сосредоточенно наблюдает за обстановкой, прислонившись спиной к стене и флегматично рассматривая интерьер лестницы. Но теперь, когда путь свободен, девушка следом за Мортом достаёт стильный гауссовый пистолет и щёлкает предохранителем. Кивнув Кэт, полицейская не спеша приближается к роботам. Машины усмирения замечают детективов, но не реагируют на них, позволяя идти дальше. Двери ведут в широкий и со вкусом украшенный кольцевой коридор, опоясывающий пентхаус. На полу аккуратно выложена ковровая дорожка, на стенах висят дорогие светильники и картины, тут и там стоят декоративные тумбы с цветами. Где-то в правом закруглении коридора можно увидеть тени двух людей. Слышатся отголоски их разговора: - Ну да, полиция защищает НАС, просто некоторые думают иначе, - самоуверенно заявляет некто, - вот, например, буквально вчера-сегодня пропали два "честных бобика". Капитанша, поймавшая Принса, и тот чёртов псих. Толку от полиции, если она не может держать в узде даже собственных сотрудников? А у нас на пару заноз больше. Кэт замирает. Весело они, конечно, попали, если у этих "господ" под рукой есть какая-нибудь кнопка. Услышав "полиция защищает НАС", она быстро достаёт диктофон - может, что ценное скажут? Пока девушка ждёт, также поглядев на Морта и Хелен - что они думают о ситуации... Морт решил точно также затаиться, и послушать, что еще скажут те люди впереди. Свое мнение об этом он составит позже. Жестом Морт показывает Хелен контролировать тылы. А Хелен недовольна. Это если говорить мягко. Весь её вид говорит о том, что она готова взять и "втащить", успевай только держать. На носике появляются угрожающие складки, уши прижаты к голове, а шерсть встаёт дыбом и слышится тихое рычание. Необходимость сохранять тишину пока спасает кому-то жизнь. - Да, может быть, всё шло бы и дальше как надо, если бы не всё это, - отвечает собеседник, - всё это мало похоже на комедию. Сколько хороших парней полегло... - Не то слово. Если бы "бобики" работали нормально, такого бы не случилось. Два гангстера замолкают. Кэтрин слегка кривится от слова "хороших". Что ж, больше ждать нечего... Она напрягается, чтобы резко ринуться к ним и отчаянно скрутить. Плащ-невидимка не нужен, заряд ещё может пригодиться, а здесь вместо него будет внезапность. Настроение Хелен помогает зарядиться нужным настроем. Мортимер на всякий случай взял наизготовку пистолет, на случай если Кэт не справится с двумя сразу. Внезапность внезапностью, но и те двое не лыком шиты. Два парня, словно сошедшие с кадров старых гангстерских фильмов, стоят у дверей неясного назначения и замечают бегущую к ним с резвостью молнии девушки. Руки парней тут же тянутся под полы тёмно-синих пальто. - О чёрт! - выкрикивает один из них. Второго Кэтрин своим телом сбивает к стене, согнув парня ударом под дых и окончательно уложив его локтем в спину. Мортимер берёт на прицел первого: он готов изрешетить Кэтрин в упор из компактного автомата, но револьверная пуля вышибает с головы гангстера шляпу вместе с мозгами и он падает навзничь. Окончательно всё портит писк камеры наблюдения, созерцающей последствия этой схватки. - На этом наше везение подошло к концу, - подытоживает Хелен, напряжённо озирающаяся по сторонам, - и теперь жульничать будет уже "Казино". Сквозь "воду" погружения в схватку до Кэт постепенно доходит, в какой они заднице. Девушка озлобленно цыкает и идёт обратно к роботам, на ходу сказав: - Разбирайтесь, кто тут чё, я пойду пока роботов злее сделаю. Она намеревается снова переписать их программу - чтобы они пока стояли на входе, атакуя всякого, кроме них троих, а затем чтобы они следовали за ними, прикрывая их задницы. - А потом мне говорят, что я напрасно не люблю хай-тек. - Бурчит Морт, злобно косясь на камеру. - Ладно, идем к здешнему "капо" или как там он называется. Слышатся первые хлопки дверей - с обеих сторон от детективов. Строго говоря, коридор не имеет конца, а самое "выдающееся" помещение находится аккурат на 180 градусов от точки перехода на винтовые лестницы. - Поторопись, Кэт, они нас окружают! Морт, в укрытие! - в Хелен просыпается командир и она строго указывает ехидне на позицию меж двух цветочных тумб. Куница отходит к стойке-колонне с другой стороны коридора, выжидательно смотря в обе стороны. А роботы не заставляют себя ждать и сами вылетают (да-да, они летают!) навстречу Кэтрин. Две стальные туши впадают в ступор. Они вызваны по сигналу тревоги, но актуальных целей перед ними нет. Однако, скоро в центре безопасности могут понять шутку юмора и попытаться овладеть машинами дистанционно, поэтому всё равно придётся занять программированием на скорость, рискуя попасть под перекрёстный огонь. Морт послушно занимает указанную точку, скрючившись за цветочными кадками, чтобы как можно меньше частей его тела выступало за укрытие. Сдела это, Морт достал и второй пистолет, и морально приготовился к бою. - Хелен. - Позвал он. - Долговременной обороны здесь не получится, ты же это понимаешь? Надо пробиваться дальше. - Ща, ща, всё будет... АРГХ, ненавижу эргономику!.. - ворчит Кэтти в попытке обрубить беспроводную связь роботов, по возможности располагаясь за ними. Может, всё же придётся бросить настройки и броситься в бой... - Молчи и делай, как я скажу! Ещё геройствовать тут не хватало, - с нотками жёсткой, но всё-таки заботы, отвечает Хелен, сощуривая глаза на Мортимера. После чего устремляет зрачки в глубину коридора. С их стороны бегут двое гангстеров с автоматами. Уже по внешним признакам можно определить, что это не рядовые "шестёрки" - они одеты в плотно облегающие тренчкоты, федоры и с "солнцезащитными" очками на лицах. Одежда выполнена в узнаваемых цветах "Казино". Ещё трое таких же ребят приближаются со стороны Кэтрин, но они действуют куда осторожнее. - Ну, если окажется, что все это было напрасно... С этими словами Морт, подпустив ближайших врагов поближе к себе, принялся палить в них из обоих стволов. Первым он выстрелил из "Клариссы", чтобы проверить, берут ли гангстеров обычные пули, или у них есть что-то еще помимо крутого прикида. Понимая, что продолжать работу может оказаться бессмысленно, Кэт выхватывает пистолет, естественно, в смертельном режиме. Впрочем, роботы по меньшей мере служат укрытием. Гангстеры демонстрируют не только крутой прикид, но и заметную скорость реакции. Оба бойца, увидев угрозы, кувыркаются в стороны укрытий. "Бах!", "пиу-пиу" - пули револьверов и пистолета Хелен просвистывают мимо парней, сотрясая воздух. Ответ мафиози прост - "тыгыдык", "тыгыдык", "тыгыдык": очередь разрывает на части цветок, засыпая Морта землёй, а Хелен спешно прячется за колонной и прикрывает мордочку от отлетающих кусков штукатурки. Куница свободной рукой достаёт светошумовую гранату, жестом показывая Морту, чтобы он не высовывался. У Кэтрин дела поначалу идут так себе. Сзади летят рикошетящие от стен иглы, вынуждая в страхе вжимать голову в плечи, а троица гангстеров расходится по укрытиям. Они бешено стреляют по Кэтрин и, попутно, роботам. "Защитроны" обрастают многочисленными аккуратными вмятинами, а местами и дырочками. Но тут же разворачиваются назад, распечатывая ручные скорострельные лазеры. "Вжух!" Излучатели нарубают кашпо на куски вместе со спрятавшимся за ним мафиозо. Морт снова скрючился за своим укрытием,стараясь не смотреть в ту сторону, куда полетела светошумовая. Огонь он откроет сразу после хлопка. Кэтрин ругает себя за недальновидность, но что ж поделать, сейчас не самое удачное время для программирования. Пока лучшее, что можно делать - отстреливаться и уклоняться. А будет хоть короткая передышка, она продолжит перенастраивать роботов на то, чтобы стреляли во врагов и сопровождали. Взведя гранату, Хелен слегка приседает и с силой подкатывает снаряд. Баночка весело стучит по полу, как через пару секунд по ярко светящемуся коридору проносится звон мощного колокола. Оглушённые гангстеры с воплями выпадают из укрытий, держась за головы. Хелен хладнокровно расстреливает одного, оставив кровавую кашу на месте его головы, Мортимер добивает второго, попутно поняв, что тренчкоты бойцов - бронетканные. Обычная пуля мнёт их, не пробивая. - Я покажу вам "бобиков". Давай, перебегай к следующему укрытию, - приказывает Хелен Морту и сама выходит навстречу неизвестности, пригнувшись и ухватив пистолет двумя руками. В это время гангстеры с другой стороны концентрируют огонь на роботах, потеряв интерес к Кэтрин. Во всех смыслах обдолбанные "Защитроны" воспламеняют ещё одного "гоэтинца", выигрывая девушке время на работу. Девушка ловит миг, чтобы продолжить обработку. Они уже понемногу становятся кем-то вроде родных: с одной стороны, хакерство - такое плотное взаимодействие, в данном случае по эмоциональности приближающееся к бурной ночи, с другой - они как боевые товарищи. Конечно, с окончанием битвы этот сентиментализм скорее всего сразу улетучится, но пока так. А что, собственно, еще мог сделать Морт? Только одним прыжком с неуклюжим кувырком через себя по полу сместиться за следующую кадку, и изготовиться к встрече новой порции врагов
  5. Забытая Сага. Игра.

    Ойдхе вёл Тиру и моряков дальше, ныряя из тени в тень. На этими землями стояла нескончаемая ночь, и находить тени было не так уж сложно. И вот они добрались… То был высокий и крутой утёс, величественно возвышающийся над морем с запада и севера. Казалось, дальше на севере одно сплошное море, в котором есть лишь дрейфующие айсберги и льдины. Видимо, это и был северный край света. И вот, на этом утёсе стоял замок из мертвенно-сияющего льда. Высокий, в несколько башен – больше замка короля Финна, больше башни трёх колдуний, больше того, как снаружи выглядел замок Клингзора (хотя последний, благодаря загадочной магии бывший изнутри больше, чем снаружи, истинными размерами, пожалуй, и превосходил замок ледяных эльфов). Внизу, под утёсом, была гавань, где стояло много ледяных кораблей – таких же, с каким сталкивалась Тира в пути. Казалось, это было некое малое продолжение плавучих ледяных гор, только благодаря колдовству им была придана форма. У подножия же замка ходили эльфы-стражи с поднятыми белыми копьями. Они шли неспешно, ровно и размеренно, точно плавно скользящая по воде льдина, и взгляд их не дрогнул. И было бы всё лишь в белизне снега, льдин, кораблей и замка, да черноте скалы, моря и неба, но в небе были удивительные пляшущие всполохи – красные, зелёные, синие, лиловые, и скромные отражения этого буйства слегка танцевали на снегу, айсбергах и стенах замка… Тира и её спутники пока находились в тени (но уже не в мире теней), за холмом, под углом, в отдалении, и стражи не могли их увидеть.
  6. Подводная Ловушка

    Кэт шла, уютно укутав Фелицию под курткой. Услышав фразу Хелен, она ответила шёпотом: - Только лучше без конкретных имён. А то будет... как тогда. Почему-то её несколько раздражала Хелен. Впрочем, её вообще обычно раздражало присутствие других девушек. Но с Хелен подсознание кололо... что-то вроде ревности. То есть, конечно, она не собиралась отбивать у неё Морта, упаси кто-то там, но вот подсознательно что-то такое было. Хотя если бы какая-то посторонняя девушка попыталась бы скрутить ехидну, Кэт встала бы за Хелен горой. Перед этим выездом Кэт рассказала Фелиции, как поступить: полетать вокруг местных зданий, посмотреть, не входит ли в них кто, отвечая на непонятные вопросы, и не произносит ли имя Монтекума и другие связанные имена, или не говорит о чём-то бандитском. Конечно, Кэт мало надеялась, что нимбата сделает что надо - наверняка бандиты не будут делать на улице ничего подозрительного. И всё же попробовать стоило. - Ну, ты готова, Филя? - спросила она, ласково погладив нимбату и постепенно расстёгивая куртку. - Если не найдёшь ничего - всё равно возвращайся. И страшно стало отпускать её. Маленькая кошка-мышка среди этих мразей... ЕЁ маленькая кошка-мышка... И всё же, отчасти ради этого она и взяла нимбату, верно?.. Морт пока что просто глазел по сторонам. Ему все равно ничего больше не оставалось. Он как раз и искал какой-то знаковый объект, время от времени беспокоя своего киберпомощника для вызова голографической карты. Он уже понемногу привыкал к робоглазу, даже стал относиться к нему как-то специфично - нечто подобное он чувствовал к одной из своих кошек, самой толстой и самой ленивой, но которая единственная приходила к ехидне просто полежать и помурчать у него на коленях. Он все пытался понять, что же тут подходит под "сердце любовника". Может, к этому имеет отношение какая-то из реклам? А что, под всем этим голографическим безумством запросто можно спрятать вход. Спрятали же когда-то за голограммой труп? Брр... А может, все куда менее явно? - Может, то что мы ищем - вообще где-то под улицей? - Тихонько думал вслух Мортимер. - Снаружи как-то ничего в глаза не бросается.  Мозговой штурм Морта прервалс яненадолго, так как он вспомнил о связанном собственноручно шарфе, который и вытащил из кармана. - Эй, Хелен. - Морт дотронулся до ее рукава, и протянул кунице алый вязаный шарф. - Мне показалось, что ты как-то мерзнешь. Вот и... Считай это подарком. Капитан Мендез пожимает плечами на слова Кэтрин, ничего не ответив ей. Зато потом она всё же высказывается, но уже в адрес Бамбуччи: - Просто не люблю сырость. Чёртов туман. Когда его уже уберут? Проворчав это, Хелен поворачивает голову и удивлённо смотрит на подарок Мортимера. И тут же умиляется, разводя ушки вместе с уголками рта в стороны. - Ой, да ладно! - девушка элегантно протягивает руку и берёт в неё шарф, а потом уже обеими лапами пытается обмотать им шею. С довольным видом посмотрев на ехидну, полицейская чуть смущённо говорит ему: - Благодарю. Посмотрев по сторонам, Хелен быстро наклоняется и "чмокает" ехидну в щёку, пока никто не видит. В это же время нимбата, мурчавшая на пригретом месте, вздыхает от осознания того, чем ей придётся заниматься. Высунув головку и осмотревшись по сторонам, Фелиция кивает и пищит: - Уху! За результат не ручаюсь, но я готова, - подняв добрые-добрые глаза на Кэтрин. - Ну, молодец. Будь осторожна. - с улыбкой говорит Кэтрин, целует нимбату в лобик и не без колебаний отпускает. Расправив крылья, зверь тяжело хлопает ими и взмывает в воздух. - Что это было? - спрашивает Хелен, проследив изумлённым взглядом за вылетевшей тенью, и добавляет, - вообще, у нас всего два варианта действий - либо разделиться и выбрать по два здания для осмотра, либо вместе шататься по округе и разглядывать каждое. Может, если знак попадётся на глаза, он сам заявит о себе. А то у меня в голове вертятся несколько вариантов разной степени пошлости. Ехидне пришлось срочно приходить в себя после поцелуя, чтобы вновь вернуться к работе. - Если мы разделимся, то найдем что ищем немного быстрее. - Рассудил Мортимер. - Кроме того, если мы не будем так скапливаться, то и в глаза будем бросаться меньше. Морт взглянул на своего робоглаза, и пришел к выводу, что с ним маскировка почти невозможна. Может, носить с собой нечто вроде переноски для кошек, где держать его? - Выбор доверю тебе, Хелен. - Завершил свою мысль Бамбучча.  Никаких комментариев по поводу пошлых ассоциаций Морт не оставил. - Хм. Мы находимся на северной стороне. Наверное, я пойду к зданиям на четырёх с половиной и шести часах, - говорит Хелен, задумчиво поглядев в противоположную, притуманенную сторону южной половины перекрёстка, - думаю, ты и Кэтрин между собой определитесь, кто из вас идёт по часовой стрелке и начнёт с вот этого близлежащего здания, а кто - против. Куница не спеша начинает движение, направляясь к выходу сети туннелей подземных переходов. Кэтрин глядит в том из этих направлений, которое больше коррелирует с полётом Фили, и говорит: - Я туда пойду.
  7. Забытая Сага. Игра.

    И Ойдхе повёл Тиру и часть моряков. Первым делом он пошёл к одному утёсу, а вернее – к тени, которую отбрасывал этот утёс. Входя в тень, фомор сделал некий колдовской знак позади себя, направляя на путников. И когда они вошли в тень, словно оказались в другом месте. Всё кругом было во мраке, и очертания земель Похъёлы виднелись невнятно, словно вдали. Затем Ойдхе вывел их из тени, но с тем, чтобы ввести в тень холма, сделав перед входом такой же жест. И так было несколько раз, пока наконец они вышли к небольшому каменному дому. - Вот здесь я и живу. – сказал Ойдхе. В доме была и связка из шкур, из которых фомор помог установить палатку, в которой разместились моряки, не поместившиеся в доме. Позже, когда все разместились перед зажжённым очагом в доме, фомор приступил к некоему обряду. Он ходил вокруг Тиры, делал загадочные жесты, что-то тихо напевал, и иногда раскидывал свой плащ, чтобы полностью заслонять её от света очага. И в конце концов он начал тихо говорить ей: - Я знаю, почему ледяные эльфы боялись тебя. Тьма и Холод – родные братья. Или даже Тьма – мать Холода. Они идут рука об руку и неразрывны. Ты можешь лишить их силы, и я могу научить тебя, как делать это. Но цена этого высока: с тем, как силы будут лишаться они, так же будешь и ты. Это будет неравномерно, поэтому ты сможешь лишить силы многих, сама лишаясь лишь небольшой её части, но на шести-двенадцати дюжинах лишишься силы полностью. И это счёт на самых простых ледяных эльфов. Более могущественные, как королева, могут стоить шести-двенадцати дюжин. Я не знаю, скольких именно, точно тут посчитать нельзя. Может, я даже довольно сильно ошибся, и счёт совсем другой. Но сама суть – такая, как я сказал.
  8. Подводная Ловушка

    Да уж. После всего этого хотелось, конечно, завалиться ничего не делать и ни о чём не думать. Кэт и сидела полулёжа, иногда вздыхая... А вот ни о чём не думать не получалось. Всё лезла в голову мрачнуха и грязь. накатывал депрессняк... Нет, что-то надо поделать. Она встряхнула головой, и тут её взгляд упал на Зигфрида. И тут ей пришло в голову... В первую секунду она посчитала это глупым, но затем поняла, что глупо считать это глупым. В конце концов, сейчас, считай, война. Вот только что ей повезло, уцелела. А как будет потом? Нет, она должна успеть хоть немного Пожить, как человек и как женщина. - Эй, Зига... А что смотришь на то, чтобы прошвырнуться куда-нибудь? Может, ещё не всё... забилось в норку в ужасе пред демонической угрозой. - Зига?! - парень удивлённо приподнимает бровь и восклицает, - Я ЗИГФРИД ШТРАНД! Властелин дивана поднимает в воздух указательный палец, но потом обдумывает что-то и с усмешкой говорит: - Можешь называть меня Фридом. Это будет тайным демоническим именем. Только между нами! - взмахнув рукой и собрав пальцы в кулак, Зигфрид поднимается и подходит к окну. - Плоть падшего ангела проникнет в каждую норку, - задумчиво произносит парень, глянув сквозь жалюзи на туманные улицы. Потом он поворачивается к Кэтрин и с торжественным видом как пробасит: - Я могу показать тебе Дворец Зверей Принца Демонов! - сделав руками жест собственного величия. Почему-то Кэт порадовала реакция на "Зигу". Она это и рассчитывала, как дружескую подколку, но думала, что она тихо пройдёт мимо, а тут прямо аж результат был. Дворец Зверей... Это Кэт также весьма понравилось. А то ещё бы шляться по одинаковым ресторанам и думать, о чём завести разговор. Но он предложил кое-что необычное, и то, после чего она его получше узнает. Уже было интересно, что же это за Дворец? Однушка, у которой полкомнаты загромождает клетка для хомяков, или же прямо капитальная лаборатория?.. Правда, наверное, была где-то посередине. - А пошли! - сказала она с почти искренней улыбкой, как-то машинально протянув ему руку. - Посмотрим, какие же глубины исторгают сих фурий! Широко ухмыляясь, Зигфрид опускает руки и говорит: - Отлично! В последнее время я там появляюсь реже, чем хотелось бы, - поправив шарф, Фрид смотрит на протянутую руку и добавляет, - как бы фурии не забыли своего повелителя. Издав смешок, селекционер подходит к Кэтрин и берёт её руку в свою, в ту, что не перевязана бинтами, и ведёт за собой. Хомячки выглядывают из складок одежды, чтобы посмотреть на Кэтрин. Не найдясь, что тут делать, Кэт подмигивает хомячкам. Глупо она, наверное, в этот момент выглядела, ну и ладно. Поездка по городу выдаётся размеренной, с примесью напряжения. Двигаться приходится на юг центральной части мегаполиса, где полицейский контроль слишком низок - и широк разгул хулиганья. Иногда киборги-велосипедисты лихо пролетают мимо автомобиля, выскакивая из тумана и скрываясь в нём, как мимолётные виденья. - Борзые стальные крысы, - бурчит Штранд. Машина заезжает в "пампасы" спальной части района и через несколько спокойных, тихих улиц останавливается напротив одного из домов. Фасад первого этажа здания частично занят неким заведением с чудным дизайном облицовки - чёрно-белые цвета с элементами сиреневого. Этот фасад выполнен в оккультном духе, но не перегружен им, содержа в себе много светящихся символов, непонятных Кэтрин. И вывеска над ним, как раз "Дворец Зверей". - Мы приехали, - произносит Фрид, выходя из машины, и оглядывает фасад заведения. Сейчас оно закрыто. Хулиганы попортили оформление живописью оскорбительного характера и даже местами явно пытались его поломать. Явления байкеров словно вызывали какой-то условный рефлекс (или как там это называется, Зигфрид должен знать) - что вот, надо делать дело, ловить их. "Нет, я сейчас отдыхаю, я это заслужила" - отговаривала себя Кэтрин, стараясь не думать, что они сейчас наверняка едут кого-то "крышевать". А здание ещё издали не вызывало сомнений, кто же в нём живёт. Надо сказать, на хулиганские надписи девушка не сразу обратила внимание за всем эксцентричным обликом. - Демоничненько. - говорит она с шуточным умилением. - А хулиганов мы накроем! Это она сказала в шутку, и тем не менее мысленно поворчала на себя - "Ну вот, опять я о работе..." - Твари бесхребетные, - усмехается Штранд, - попробовали бы они это делать при мне! Подождав Кэтрин, селекционер шагает прямо к дверям заведения, доставая ключи. А пока он возится с замками, можно почитать таблички. Фрид, видимо, зарабатывает на жизнь животными - дрессировка, продажа, выведение определённых особей, а также ветеринарные услуги. Кроме этого, здесь есть аксессуары и корм, и приют, куда можно временно или навсегда сдать того, кто больше не нужен, или, наборот, взять кого-нибудь задаром. - Да уж. - усмехается Кэтрин. - Твои жрицы бы им показали. - прочитав таблички и идя вслед за селекционером, Кэт спросила: - А как же твои звери без тебя живут? - Без меня у них самоуправление! - гордо говорит Зигфрид и отворяет дверь. Пройдя короткий коридор, парочка выходит в уже освещённый вестибюль. Первое, что встречает гостей - вопль. Громкий, истошный и явно принадлежащий попугаю: - УСССЕМ ПОСССТРОИТЬСССЯ! ТСССАРЬ ПРИШОЛ! ТСССАРЬ ПРИШОЛ! - это кричит огромный белый какаду, который стоит прямо на столе администратора, и дополняет свои слова махом крыльев. Обращается он, очевидно, к компании фривольно разгуливающих по залу животных, которые тут же выстраиваются в шеренгу и дружными звуками приветствуют гостей. Кто-то гавкает, кто-то мяукает, кто-то пищит - и даже есть тот, кто кукарекает. Перед глазами Кэтрин предстаёт разнообразнейшая группа домашних животных. - ЦАРЬ ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС! - отвечает Зигфрид, разводя руками будто мессия, пришедший на эту бренную землю, чтобы спасти всех. Кэт смотрела на это не без некоторого вау-эффекта. Она, конечно, уже видела "Жриц" Зигфрида, поэтому эффект оказался не таким сильным, каким мог бы быть, но всё же. - Круть... - протянула она и прошла вперёд с намерением погладить ближайшую кошку. А ещё у неё возникло некоторое чувство дежавю... - А ты, часом, не знаешь Кортика?.. - спросила она у Фрида. - Слышал о таком. Его поймали за многочисленные кражи, - глухо отвечает Зигфрид, решив пройтись по помещению и осмотреть свои владения. Как и подобает приюту-зоомагазину, здесь есть всё для жизни животных, с той разницей, что здесь они не стеснены рамками клеток. - ПОЧТЕНИЕ ГОСССТЮ, ПОЧТЕНИЕ ГОСССТЮ! - продолжает вопить какаду. - Когда меня нет, этот парень здесь за главного, - поясняет Штранд, - следит за магазином и за животными. Его зовут Иван Грозный. - Мурр, - говорит котик, когда Кэтрин гладит его. Животные, похоже, не боятся девушку. Как это всё-таки долбануто, но мило. Кэтрин даже вспомнила, как в детстве хотела кошечку или собачку. - Круто. - комментирует она. - А с Кортиком вот какое дело было... - и она рассказывает историю о бабушкином попугайчике, особо ничего не стыдясь. Штранд - явно не тот, перед кем можно стыдиться того, что там было. По ходу поглаживает ещё нескольких животных. Зигфрида от этой истории разбирает здоровый смех. Или то, что для него считается здоровым, потому что даже смеётся парень уж очень пафосно и немного пугающе. Кроме обычных кошек и собачек, а так же милых грызунов, тут есть и более диковинные звери. Например, гордый петух. Или лесной енот, которого отчего-то интересуют ботинки Кэтрин и он начинает деловито изучать их. - Возможно, та бабка сама была старой пираткой. Или любила характерные фильмы. Животные отражают характер своего хозяина, - задумчиво произносит Фрид и неожиданно спрашивает, - как тебе мои товарищи? Это ещё не все из них - просто им не нужны специальные условия для жизни. Парень со сложенными руками встаёт рядом со своим столом. Какаду пользуется моментом и тяжело взмахивает крыльями, пытаясь сесть на Штранда, но тут же выскочившие хомячки не дают ему оккупировать своего хозяина. - ПРОКЛЯТЫЕ ЖРИТСССЫ! - недовольно кричит попугай, улетев на насест. Кэтти иногда усмехается вместе со Штрандом, но явно более обыденно. - Хорошие. Умные. - говорит она несколько умилённо. Давненько она не говорила чего-либо с интонацией "Какая прелесть". - Отличная работа. Ей сразу становится интересно, что же это за животные, которым нужно особое содержание?.. Какие-нибудь опасные?.. В Кэтти просыпается какое-то мальчишеское желание глянуть это. Хотя, может, это всего лишь рыбки, которым нужна вода, или типа того... Но рыбок, выдрессированных этим парнем, тоже интересно поглядеть! - А что за те, которым особое содержание нужно? - спрашивает она с почти детской завороженностью. С видимым удовольствием наблюдая за реакцией Кэтрин, Зигфрид уверенно восклицает: - Увидишь! Селекционер ведёт девушку из вестибюля по коридору с несколькими дверями, остановившись напротив террариума. Рыбок здесь нет, зато есть множество разнообразных змей и ящериц, в том числе несколько крупных экземпляров. Животные размещены в комфортных аквариумах - в них светятся специальные лампы и сбрасывается особый корм. Хладнокровные живут своей жизнью, но с интересом посматривают на гостей. В террариуме есть ещё одна дверь. Табличка на ней интригует - "Исчадия Ада". - Смотри! - говорит Штранд, обводя рукой помещение, доверху заставленное аквариумами. Кэтрин осматривает "гадов" внимательно, хотя уже не так восхищённо - всё же уже не первое впечатление. Больше интересуют эти "Исчадия Гада", и девушка иногда косится на эту дверь. - А что они могут делать? - спрашивает она, оглядывая рептилий. - и вдруг добавляет полунесерьёзно: - А кого-то из них можно гладить? - гулять так гулять, как говорится! Селекционер отвечает: - Их сложнее дрессировать, но можно научить самым простейшим вещам - интеллект слабее, чем у млекопитающих. Они несут больше декоративную роль в доме. Они могут быть похожими на домашних животных, но по характеру либо трусливее, либо агрессивнее большинства из них. Хм... Стоя рядом с Кэтрин и рассматривая разнообразных "гадов", Фрид с усмешкой говорит: - Да, можно. Но осторожно. - Хм... А ведь среди антропоморфов есть только млекопитающие. Это по этой же причине? Я никогда не вникала... - ей хотелось погладить крокодила или змею, как какая-нибудь королева востока в фильме-пеплуме, но всё же не решилась и предпочла ящерицу - покрупнее, но не выглядящую сильно опасной. Поглаживая её, она обернулась к интригующей двери и спросила: - А там что? - Не знаю. Это проблема иного уровня, нежели тот, которым занимаюсь я, - честно отзывается Зигфрид, - мне вообще не по душе зверолюди, но, я полагаю, что причины скорее эстетические и социальные, чем биологические. Человеческое общество с трудом приняло зверолюдей, а уж ящеролюди - их ждёт ещё более тяжкая судьба. Чешуйчатое земноводное не слишком тепло (о, ирония хладнокровных!) воспринимает ласку, но и не сопротивляется ей. Бросив взгляд на дверь, Зигфрид складывает руки на груди и сурово произносит: - Там обитают существа, которые вызывают благоговейный трепет даже у меня, сына демонов. Да, Кэт уже так привыкла к Морту, что и не воспринимает антропоморфов как нечто чуждое... А ведь ещё не всё так просто. Интересно, станут ли они чем-то естественным хоть через пару сотен лет?.. А услышав про существа за дверью, Кэт оборачивается к Зигфриду лицом, скрестив руки на груди и с вызовом ухмыляясь. - Ну-ка?.. - спрашивает она с тем же вызовом. И с некоторым содроганием осознаёт, что возможно, впервые подражает его пафосной манере не совсем в шутку, а полуискренне. Как бы потом совсем в него не превратиться... Хотя... а что в этом плохого?.. Фрид загадочно ухмыляется, внимательно смотря на Кэтрин. Одобрительно кивнув ей, парень торжественно восклицает с разведёнными по сторонам руками и поднятым носом: - Приготовься увидеть самых страшных чудовищ, которых только знает человечество! Дверь открывается, ведя в полутёмное помещение. Причём единственный свет, который здесь горит - багровые лампы, придающие комнате лёгкую давящую атмосферу. И что же видит Кэт? Здесь тоже стоят аквариумы, но внутри них девушка замечает... кучу пауков! И не каких-нибудь мелких домашних букашек, а потрясающе крупных особей, свивших себе паутинные "гнёзда" в собственной замкнутой "экосистеме". Восьмилапые чудовища местами достигают размеров спелого арбуза, а уж как они разукрашены! Они все живые - и шевелятся. Кроме кошмарных членистоногих здесь есть большие декоративные тараканы и несколько сортов жуков, а также летучие мыши, сидящие под потолком и таращащиеся на посетителей. Да уж, это оказалось не так смешно, как если бы это были особо свирепые хомячки. Это могло напугать и чисто своим видом, но по словам Фрида, было опасно и на самом деле. Кэт представила, как они покрывают мир людей этими своими "ульями" и содрогнулась. - А чем именно они опасны? - спрашивает она шёпотом, в котором слышится даже некоторый трепет. Она сама не замечает, как берёт руку Зигфрида. Селекционер скользит взглядом вниз, посмотрев на руку, и снисходительно ухмыляется. - Некоторые из них ядовитые. Особенно этот, - парень показывает пальцем на мохнатого паука с угрожающей расцветкой, - его укус способен почти мгновенно убить человека. Все остальные убивают другим ужасным оружием - страхом. А летучие мыши - вампиры, но редко нападают на людей, только если они их провоцируют. Сказав это Штранд сурово смотрит на скопление висящих вверх тормашками существ ночи. А потом глубокомысленно изрекает: - Забавно, что есть люди, которым нравятся даже подобные создания. Это страшные люди. Она смотрит за всем этим, и мурашки тихонько пробегают по коже. - Есть мысли, о ком ты. - она думает о всяких унылых "готах"-нигилистах. - Но скажи, кого ты имел ввиду? - Обычно их брали понтари, которые по совместительству были криминальными шишечками, - с презрением и сарказмом говорит Зигфрид, - для них подобное существо - способ выделиться и продемонстрировать свой мерзкий характер. Но они щедро платили, этого не отнять. Куда реже встречались те, кто преследовал практические цели, - парень ухмыляется, -  например, у меня на памяти было вышивание из паучьей нити, ловля мышей и подшучивание над другими людьми. Был ещё один тип, которому нужен был ядовитый паук. Представился коллекционером, но через некоторое время появилась новость о смерти какого-то предпринимателя из-за укуса паука. Животновод замолкает, пожав плечами. И Кэт смотрела как завороженная, одновременно тихо ужасаясь. Что-то столь опасное, но на которое ты просто смотришь и стоишь... Помолчав ещё немного, Штранд неожиданно со снисходительной ухмылкой предлагает: - Не хочешь взять себе кого-то из моей живности? Она немного смущается. - Вот так сразу, в такое время? За животное ведь нужно беспокоиться, а сейчас бы хоть о себе позаботиться... Или ты предложишь кого-то, кто и сам по себе будет непромах? Широко ухмыльнувшись, Фрид громко восклицает, сделав пальцами сложный жест: - Исчадия ада почти не требуют особых беспокойств... беспокоиться нужно их врагам! - после чего задумчиво добавляет, - так же хороши ещё змеи. И среди них тоже есть ядовитые особи. Девушка задумывается. - А змеи могут быть послушными?.. Она спрашивает это скорее для уточнения. Ей как-то не очень нравится мысль побеждать врагов ядом. - Хе-хе, да, могут, - согласно кивает Зигфрид. Внезапно Кэт спрашивает: - А что скажешь насчёт кошек? Немного подумав, селекционер рассудительно отвечает: - Хорошие звери. Гордые и с достоинством. Хищники по натуре и довольно разумные создания. И она спрашивает каким-то тоном на грани с игривостью, но всё же не переходящим в неё, оставаясь в своём "пацанском образе": - А есть что-нибудь для меня? - Хм... После этого многозначительного, загадочного хмыканья Зигфрид  оглядывает девушку сверху вниз оценивающим взглядом. Долго о чём-то поразмышляв, парень выразительно отвечает: - Хм! - и, развернувшись, без лишних слов ведёт Кэтрин за руку прочь из помещения обратно в главный зал магазина. Проведя девушку вдоль ряда стеллажей с домиками для животных, Фрид останавливается напротив одного из них в самом конце зала и стучит костяшкой пальца по крыше. Из "окошка" высовывается лохматая и усатая морда чёрного, как смоль, существа, с белыми полосочками, украшающими мордочку. "Нимбата", если верить надписи на табличке домика. Кэтрин в первый раз видит нечто такое, что имеет голову кота с большими ушами, словно у летучей мыши, и крупными изумрудными глазами. Нечто в недоумении смотрит на людей. - Ну привет. Что ты умеешь? - шутливо спрашивает девушка, сложив руки на груди и глядя на животное. Растерянно посмотрев на Кэтрин, нимбата поворачивает голову к Зигфриду, словно ищя у него поддержки. Но тот только молча кивает, с ухмылкой следя за развитием знакомства, и даже на шаг отступает назад. Зверь снова смотрит на девушку, шебуршит кошачьей лапкой по порогу домика и... неуверенно отвечает: - П-привет. Я умею многое. Летать, ориентироваться по эху, искать вещи, охотиться на грызунов и немного делать трюки. Голос существа похож одновременно и на детский, и на кошачий. И оно неплохо выговаривает слова. Нимбата хлопает умными глазёнками, ожидая ответа. Кэт говорила это в шутку и не ожидала, что животное реально ответит, поэтому чуть отшатнулась. Впрочем, это здорово. - Круто... Тебя зовут Нимбата? Будем дружить? - Это название вида, - спешит вставить своё слово Фрид, - я оставляю право наречения за тем, кто выбирает себе зверя. - Ооо, - удивлённо протягивает существо, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую. Оно рассматривает Кэтрин, а потом с милой непосредственностью интересуется: - Ты будешь моей новой хозяйкой? Мммм, я не против. Девушка некоторое время думает и говорит: - Я назову тебя Фелиция. Или просто Филя. А меня зовут Кэтрин, или Кэт. Ну, будем знакомы? - и она протягивает ей руки. - О! - удивлённо восклицает нимбата, живо встряхнув ушами-локаторами. Она не против нового имени, явно. Зигфрид продолжает ухмыляться и наблюдать за тем, как новоиспечённая Фелиция вылезает из домика, демонстрируя своё чёрное кошачье тело с белым мехом на груди и концах лап с хвостом, и сложенные за спиной перепончатые крылья летучей мыши. Хвост нимбаты схож с ящериным, но - покрыт мехом. Посмотрев на руки, Филя немного думает и забирается в них, сначала проверив лапками, а потом усевшись полностью. Почти как кошка, в том числе по весу. - Будем знакомы! - звонко отвечает существо.
  9. Подводная Ловушка

    Морт не сумел заставить себя отвернуться, даже хоть как-то двинуться, пока на экране разворачивалось это омерзительное в своей беспристрастности и выверенности действие. Тошнота от того, что он надышался испарениями, усилилась от зрелища, но желудок уже был пуст, и потому его только скрутило спазмами. А потом - скрутило от прилива праведного гнева. - С-сука! - Прошипел Мортимер. - Да чтоб тебя самого на твои аттракционы! Кэтрин смотрела на это, кривясь. Хоть и всякое говно видела, но такое - если и видела, то явно не каждый день. - Не корми тролля, Морт. - сказала она, подёрнувшись, пытаясь забыть зрелище. И спросила у всех, демонстративно не стесняясь Монтекуму: - Как думаете, стоит ли проверить этот труп или спящего в камере, или очередная ловушка для предсказуемых? - Проверь. Мало ли. - Отозвался Мортимер. - Если он жив, не вечно же ему там торчать. - Окей... - протянула она и пошла было туда, готовясь в случае чего выслушивать их "любимого" "шоумена", но постаравшись идти туда невозмутимо, и будто бы не обращая внимания. Роджер откровенно наслаждается произведённым эффектом. Зигфрид сидит с видом, будто не в первый раз видит нечто подобное, но всё равно в его лице можно уловить пафосное изумление. Но не страх. - Рано или поздно ты сам совершишь ошибку, падший ангел, и возгорит плоть твоя! Это говорю тебе я, ЗИГФРИД ШТРАНД! Человек, видевший взлёты и падения тебе подобных! - восклицает раненый селекционер, сделав руками сложный жест и высоко подняв указательный палец. - Возможно, чтобы добраться до тебя, Монтекума, мне придётся проломить стены иерархии, в которые меня загнали и которые теперь становится препятствием между нами, - злобно рычит совершенно взвинченный Инотоко. - У-пу-пу! Я бы с удовольствием посмотрел на это! - всем сразу отвечает Монтекума, добавив, - действовать в рамках вашего любимого Закона-и-Порядка так трудно иногда, верно? Вот почему я отринул его, вот почему я считаю его безумным! Законодательство Конфедерации - это безумие, творение кучки шизофреников, пафосно называвших себя благодетелями и объединителями! - ТЫ ОТВЕТИШЬ ЗА СВОИ СЛОВА! - басисто орёт Каспар. - Не раньше, чем вы все окажетесь на моём уровне, - с ухмылкой произносит кукловод и ехидно "вбрасывает", - кстати, Лукреция и Дин уже вовсю предаются веселью беззакония! Открыв после некоторых манипуляций дверь в изолятор, Кэтрин быстро находит место вахтёра с пультом управления отсеками временного заключения. В одном из них находится и тело фаната. Понять, живое оно или мёртвое, с первого взгляда трудно. Надо сказать, Кэт не особо удивили слова про Дина и Лу. Они все и так уже не раз работали на грани закона (если не за гранью). Она даже хотела сказать "Да детективы и так почти преступники" (скорее чтобы поддержать Морта и Зигфрида, чем чтобы отмести предъявы зелёной шляпы), но постеснялась делать это при Инотоко. И вот, она подходит к телу, чтобы разобраться, что же с ним... - "Во что они там впутались, черт возьми?" - "подумал Мортимер про себя.  - "Да всего-то надо было взять чертову машину!" Легко, конечно, сказать "взять машину", когда в Фонтейнварде это скорее роскошь, чем средство передвижения. А  втакие смутные времена пожалуй и деньги не все решают. Но все равно - чертова машина! Это явно не стоит участия в совсем уж уголовных делишках. Теперь еще придется от Каспара отмахиваться. - Всегда ненавидел ябед. - Прокомментировал Мортимер слова Монтекумы. - Нет времени болтать. Надо поспешить, пока оставшиеся "Руки" не собрали все манатки и не смылись. Перевернув тело юноши с фингалом под глазом, Кэтрин обнаруживает две вещи: во-первых, оно без сознания, во-вторых, всё-таки живое и подаёт базовые признаки жизни, как-то размеренное дыхание и слабый пульс. - Пу-ху-ху! - посмеивается Дилмор, отхлебнув кофе, - вы всегда можете попытаться сделать что-то против меня, но будет ли стоить овчина выделки? - Что значит "веселье беззакония"? - рычит Инотоко, бросив прожигающий взгляд на Морта. - Видите ли, ваши друзья сейчас помогают товарищу Лему в буквальном смысле поднять на воздух здание поликлиники в районе северного гетто! - тут же отвечает "граф", - спецназ уже там и я жду не дождусь новостей о том, что там произойдёт дальше! - Вы сотрудничаете с Лемом?! - восклицает неприятно удивлённый Каспар, гневно посмотрев на Бамбуччу. Судя по лицу Монтекумы, именно на этот разговор он и рассчитывает. - По-моему, спешить уже некуда, - флегматично говорит Зигфрид, приложив руку к лицу. Так, а это ещё что за новости, интересно? Может, это нарушение закона и не такое невинное, как думала Кэт... Впрочем, вероятно, Монтекума пытается представить всё так, чтобы выглядело ужаснее, хотя на самом деле там есть много оговорок. Кэт окликает товарищей: - Эй! Этот парень без сознания. Сможем его тащить? - Да откуда мне знать?! - Взорвался вдруг Мортимер. - Почему ты спрашиваешь у меня?! Почему именно сейчас?! И почему с первого слова веришь тому, кто рвет в куски живых людей, и делает из этого шоу?! Морт разворачивается к Зигфриду, и отдает распоряжение. - Выключи уже этого клоуна! Почему мы еще говорим с ним?! - Да потому что я всё равно узнаю правду, будет исходить она от этого ублюдка или от кого-то ещё! - резко отвечает Каспар, схватив ехидну за шиворот и заставив в упор смотреть на своё небритое лицо. - Я не специалист по "железу", - разводит руками Зигфрид, - и не в состоянии уничтожить его. - Вы говорите со мной, потому что я этого хочу. Готовьтесь! Рано или поздно я подготовлю всё для пятого эпизода, и мы увидимся снова! А сейчас я должен отвлечься, тут начинается самое интересное, советую потом следить за новостями! До встречи! - помахав рукой, Роджер отключается и мониторы возвращаются к виду из камер. На них больше нет никакого движения. Каспар фыркает и произносит, отставив Бамбуччу: - Пойду, осмотрюсь, заодно вызову наших и медиков. Развернувшись, Инотоко уходит прочь. - Ты можешь узнать правду от самой Лукреции, для начала. - Проворчал Мортимер вслед Инотоко, потирая шею. Надо сказать, он струхнул, когда Каспар схватил его за шиворот. А потом, уже тише, заворчал. - И я бы тоже хотел ее узнать. Фанатик чертов...
  10. Подводная Ловушка

    Да, было страшно. И Кэтрин старалась забить это куда подальше, и ехать с каменным лицом и в суровом молчании. Пару раз выматерилась на лихачей. И всё же... что-то ей вдруг надоел этот молчаливый образ. Незадолго до приезда к месту назначения, слеза прокатилась по щеке, и она, надеясь на понимание напарников, плачущим голосом прошептала: - Мрак... Кругом мрак... И вот, когда они приехали и осмотрелись, она тихо спросила: - Посмотрим, что с теми тачками, или обойдём? Морт не ждал, что Кэт вдруг так расчувствуется, и все, на что его хватило - лишь похлопывание по плечу с успокаивающим "тшш, все будет хорошо". Это была ложь - что же хорошего может ждать их в спорткомплексе, который мог быть битком набит пиратами? Но иногда ложь - это лучшее, что ты можешь. Когда они прибыли на место, Мортимер кивнул. - Давай, осмотрим. Только быстренько. Заглянем в окна и все, вскрывать не будем. Нет времени. Если там все затонировано, то черт бы с ним. Вряд ли в машинах что-то важное. - Мрак - дух падшего ангела, - философски изрекает Зигфрид, - одолеешь его, одолеешь и мрак. Несмотря на свои недостатки, этот город не заслужил такой судьбы, быть поглощённым дотла. Следопыты выходят из уютной машины в тёмную и холодную мглу. Сыро, но воздух не движется. На краю купола всегда так. И ни одной души. Или нет? Фургоны разукрашены символикой разных компаний, что само по себе странно, но их окна действительно закрыты чёрной вуалью стёкол. Среди машин есть и служебные, принадлежащие МедИНАКу. Все они пусты. Кроме одной. Дверца водителя полицейского автомобиля медленно открывается и оттуда выходит тот самый человек, обещанный капитаном Мендез. Каспар Инотоко, во плоти и при всей форме. Конечно же, не совсем похожей на полицейскую, но значок, свисающий с шеи и бьющийся об грудь фанатичного детектива, чётко говорит о его принадлежности к специальному отделу. - И снова судьба сводит нас вместе, - глубоким басом произности Каспар, вперившись очками в ехидну, а потом переводит взгляд на Кэтрин и Зигфрида. - Ты будто бы недоволен этим фактом. - Прокомментировал Морт, отступив однако на шаг от Каспара, и поежившись под его взглядом. - Тебе же изложили суть дела? Если нет, то Морт любезно разъяснил, кого именно они ищут и как нашли, по возможности кратко, парой предложений. - Пойдем, попробуем осмотреться там. Такое утешение было в самый раз для Кэтрин: банальные тёплые слова от Морта, плюс серьёзные и пафосные от Зигфрида - отличная комбинация, чтобы приглушить этих синих демонов. Вот, уже и она думает о демонах... К Каспару с того случая она с одной стороны стала питать некоторое особое уважение, в сочетании с чувством странности. Примерно как с Зигфридом, только Зигфрид более весёлый, а этот более серьёзный. Впрочем, серьёзность тут повышает странность. Бога идут формальности с Инотоко, Кэтрин напряжённо переминается с ноги на ногу, оглядываясь по сторонам, как бы стоя на стрёме. И когда доходит до дела, первой снимается с места. - Вы слишком много на себя берёте, "частники", - жёстко произносит Инотоко, - если бы только вам не благоволила Капитан и не было этих выскочек, возомнивших, будто могут безнаказанно попирать Закон и глумиться над ним, мой с вами разговор был бы другим. - Если бы в полиции служили чудовища вроде этого, по всему городу сейчас пылали бы костры, сжигающие ведьм, еретиков и других "грешников", - глухо произносит Зигфрид, шарф которого закрывает почти всё лицо, кроме глаз, - во имя Закона, разумеется. Но ирония состоит в том, что сам по себе Закон придуман людьми, а не ниспослан с неба неким небесным старцем, и люди же поворачивают Закон так, как им угодно. Закон - не более чем инструмент, который... - Что ты там бубнишь? - резко спрашивает Каспар, бросив в Штранда испепеляющий взгляд. - Восхищаюсь вами, - не моргнув глазом, отвечает тот. Но остерегается продолжать свою речь. Поиски входов в спортивный комплекс проходят уже в полном молчании. Во мгле проявляется силуэт огромной трёхмерной вывески. Она выполнена в стиле "pin-up" и показывает девушку, одетую в откровенный спортивный костюм, которая стоит в эротичной позе, удерживая на плечах штангу с таким выражением лица, будто держит не десяток-другой килограмм, а подушку. И под картинкой размашистая надпись "Крепкий Хребет" с мелким шрифтом "Спортивный Комплекс. Построен на средства МедИНАКа для сотрудников МедИНАКа", а ещё чуть ниже надпись "Добро пожаловать!". По мере приближения под вывеской высвечивается "фасад" здания - несколько входных порталов с длинным "козырьком" над ними (где и стоит голографическая конструкция), ведущих внутрь купола-в-куполе. Далеко в стороне можно заметить вход в туннель, ведущий к батискафной парковке. И снова - ни души. Мортимер хотел присоединиться к дискуссии о Законе и борьбе за него, но во-первых тоже побаивался Инотоко, а во-вторых - неподходящее было время для дискуссий. Ехидна кивнул в сторону тоннеля, ведущего к батискафам. - Начнем оттуда. Если увидим там "Конкистадор" - можно не сомневаться, что мы по адресу. Кэт скривилась в сторону от "угроз"  Инотоко. И тихо хмыкнула от резкой перемены в словах Зигфрида. В этот момент он явно уже не выглядел таким эпичным. - Потом обсудим всё это. - проворчала она. МедИНАК на МедИНАКе едет и МедИНАКом погоняет... То, что это вражье логово, а не просто бандит зашёл подкачаться, становилось всё очевиднее. Ну что ж, они ребята крутые, справятся. Наверное... Кэтрин молчаливым кивком согласилась с Мортом. В тоннеле мгла постепенно разрежается, позволяя посмотреть через толстое стекло на морскую жизнь. Дно как дно, к тому же, защищено от местной живности. Обычные меры предосторожности против излишне храбрых тварей. Где-то вдалеке можно заметить неопределённый корабль, коий мигает габаритными огнями. Кажется, крупный, но темнота океана скрадывает внешность. Туннель заканчивается, открывая вид на морскую парковку, где тумана нет и лампы нормально освещают пространство. Увы, но все парковочные места слишком малы для корабля вроде "Конкистадора". К тому же, видов на океан тут нет из бетонных конструкций доков. Здесь тоже пусто. Два батискафа мирно пришвартованы в своих шлюзах, а напротив них через дорогу - альтернативный вход в спортивный комплекс с уменьшенной копией вывески. Камера, висящая в углу парковки, следит за детективами. И как только те доходят до середины парковки, один из батискафов мощно взрывается, к чертям вышибая створки шлюза с обеих сторон. Вода тут же бросается в дыру, срабатывает сигнализация и все выходы запечатываются гермодверьми, запирая детективов в ловушке. - Западня, - злобно процеживает Инотоко, с совершенно диким выражением небритого лица поворачиваясь из стороны в сторону в поисках путей отхода. - Мы слишком предсказуемы, - произносит Штранд, оправившись после взрыва. Пока что вода заполняет только место батискафа. Но когда она начнёт растекаться по парковке - это лишь вопрос считанных секунд. Подгоняемые опасностью, детективы подбегают ко входу в спортивный комплекс и Кэтрин второпях подключается к специальному интерфейсу ручного вскрытия и запускает программу. С ускоренными рефлексами она порхает руками над голографическим экраном, проходя каждый узел заблокированной системы и ругаясь на медленную скорость работы самой программы. Вода врывается на парковку вместе с тошнотворным запахом тухлятины и быстро заполняет всё вокруг, всё выше и выше облизывая ботинки детективов. Холодная вода смачивает ноги ребят, вызывая зуд и жжение, а от запаха вот-вот вывернет наизнанку. Мортимер, обладатель слабого желудка, первым делится с окружающими остатками своего завтрака. И когда створки начинают раскрываться, вода радостно вливается в холл комплекса, а Морт из-за жутких спазмов почти не может прицелиться ни в одного из вражин перед ним. - Накормите их! - раздаётся грубый голос и из полутёмного помещения на детективов рушится град пуль. Кэтрин не остаётся ничего другого, кроме как на чистых рефлексах выдернуть КПК и перекатиться по воде в сторону, но она краем глаза успевает заметить несколько силуэтов, торчащих над металлическими столами, превращёнными в импровизированные укрытия. Кажется, это звёздный час Каспара Инотоко. Уже приготовивший по три "Чёрных Ключа" на руку, он резким рывком заслоняет собой Мортимера, ставит руками перед лицом блок и стоически держит весь шторм пуль. Его одежда - некая баллистическая броня, о которой знает только Кэтрин в силу службы, разве что доступ к ней ограничен. В нужный момент броня становится чрезвычайно твёрдой, превращая владельца в этакого миниатюрного "Джаггернаута". Ехидна слышит, как пули рикошетят и сминаются об одежду "палача", а Кэт ещё может заметить, как светятся синим те участки, где пули просто плющатся о поверхность защиты. Всего несколько секунд нужно солдатам в полутёмном помещении, чтобы спустить все патроны. Мортимер слышит чьё-то обречённое "Бл*дь", после которого слово берёт Каспар: - Коль вы плюёте на Закон, Закон плюёт на вас в ответ. Да будет так! - последнее детектив чуть ли не кричит, бросая "штыки" по укрытиям врагов. Столы пронзаются насквозь, кто-то вскрикивает, а Инотоко хватает Морта за шкирку и врывается в холл спорткомплекса. - Живо! Кэтрин спешит за ними и замыкает шествие не слишком боевой Зигфрид, которому достаётся персональная задача дёрнуть местный рубильник закрытия затвора. В то же время, за столами слышатся чьи-то трепыхания. Минуты славы сменяются минутами позора. Только что Морт был смельчаком и победителем, от которого хотели детей, а теперь он жалок и беспомощен, словно младенец, и все, что он может - постараться не наблевать на ботинки. А теперь еще и должен Каспару. Он, небось, еще и обязательно расскажет, как выскочка-любимчик начальницы отличился.  - Б... Блин... - Выдавил Морт, потерянно озираясь и вертя стволом револьвера. - Т-так, ты за столом! Покажись! Мед... бл... Медленно! Всё сделано... После этого даже уже почти кажется, что не умрёшь... Стреляют... Ай, вода жжёт!.. Но надо только прорваться, и не умрёшь. Всё кажется ещё медленнее, чем даже от ускоренных рефлексов, и в то же время невероятно быстро. Прорваться, только прорваться!.. Но вот, рычаг опущен! И потихоньку приходишь в более обычное состояние для борьбы с опасностью. - Сопротивление бесполезно!!! - рявкнула Кэт в поддержку Морта, также достав пистолет. Ядовитая вода успевает заполнить весь пол помещения и стать огромной вонючей лужей, когда с металлическим лязгом гермодверь отрезает её источник. Вонь притупляется, что является плохим знаком - отравлением парами воды. Каспар тоже воротит нос с таким лицом, будто наступил в коровью лепёшку, а выживший преступник кашляет за столом. Он медленно поднимает руки, одна из которых складывается в издевательскую комбинацию из трёх пальцев, а вторая удерживает большим пальцем кнопку взведения гранаты. Под сводами холла раздаётся смех. Так смеются обречённые люди, оставляя свой последний сюрприз неприятелю. Самое время вспомнить, что вода Ксиксили ещё и необычайно горючая, и посмотреть на потолок, где видны отключенные датчики и клапаны системы порошково-пенного пожаротушения. Морт мгновенно решил для себя, что переговоры здесь бесполезны. Если человек так хохочет, значит для себя он уже давно все решил. Настала пора работать ногам, а не языку. - Бегом! И ехидна тут же исполняет свое намерение, срываясь с места. Он бежит так, как никогда не бегал, потому что знает, что с секунды на секунду позади него развезнется Геенна Огненная, и голодные языки пламени жадно обглодают его плоть, оставив от забавного паренька со странностями лишь горькие воспоминания и жуткие останки - объедки для пламени крематория.  Морт выбирал не только кратчайший путь, но и путь как можно дальше от воды, стараясь забираться и перепрыгивать по столам, диванам, стойкам, в общем как можно меньше находиться непосредственно в воде. Кроме того его озарила мысль, как немногозадержать пламя, и на бегу начал постреливать по пожарным клапанам, пытаясь сбить их и освободить воду под давлением. Рано она радовалась... Одна и та же субстанция не поглотила их как вода - так поглотит как огонь! Они сгорят, сгинут в душном газе! Спастись, конечно, можно... Но тут страшнее было, что спастись могут и не все из их четвёрки... Но что ж, она не может взять и понести кого-то, все должны бежать сами. И Кэтрин особо не взирала на других. Она шла той же дорогой, что и Морт, по пути попробовав прожечь лазером те клапаны, что пропустил ехидна, впрочем, больше всё же концентрируясь на движении. - Трусливая тварь! - восклицает Инотоко, когда большой палец врага отпускает кнопку. Дружное шлёпанье ног по воде продолжается ровно три секунды до взрыва. Раскатистый звук детонации бьёт по ушам, а следом за ним ударная волна, волна объемной вспышки ядовитого газа и волна осколков проносятся по холлу, словно дыхание самой Смерти. Газовая вспышка не приносит вреда, только обжигает лица детективов. А осколки режут правую руку и левую ногу Мортимера, влепляются в спины Кэтрин и Зигфрида. Парню становится так плохо, что он со сдержанным стоном падает на четвереньки, пока его одежда пропитывается кровью. Каспар тут же останавливается, обернувшись назад, а в его очках отражается синее пламя, с потрясающей скоростью расходящееся по "луже" и перекидывающееся на интерьер холла. Зигфрида ещё можно спасти - он защищён завесой бьющей из разбитых клапанов смеси. Но огонь очень скоро обойдёт это препятствие. Но вот, всё же приходится остановиться и развернуться. Зигфрид не мог двигаться дальше. Кэтрин ринулась к нему, чтобы подхватить. Она не думала "Вот, раньше он спас меня, теперь я его, мы квиты" - эти мысли будут уже потом. Также она особо не делала над собой усилия, чтобы развернуться ради него. Просто это было очевидно, что надо спасти его. Только так - а как ещё может быть? Да, было страшно возвращаться - без этого никак, это отрицать нельзя. Но страх был лишь ещё одним препятствием, которое надо преодолеть, как и огонь, но не в коем случае не критерий в пользу отказа - всё равно было очевидно, что нельзя поступить никак иначе. Кэтрин приходится задействовать свои рефлексы, чтобы обогнать кольцо огня, что неумолимо захватывает Штранда в клещи. В плаще селекционера видны три рваных отверстия от осколков и одежда вокруг них всё больше пропитывается кровью. Стоит только подхватить парня, Зигфрид тут же берёт Кэтрин за плечо, тяжело подымаясь на ноги. Его лицо, предусмотрительно закрытое шарфом, одними глазами выражает боль, которую молча терпит "сын демонов". Где-то внутри его одежды слышится испуганный писк хомячков. Полицейская и хомяковод вырываются из огненной стены, что неотвратимо движется следом за ними. Даже рычащий Инотоко не способен бороться со стихией и напоследок метким броском штыка вышибает ещё один клапан системы пожаротушения, чтобы выиграть дополнительное время. Детективы бросаются в дверь, над которой висит табличка "Административная секция". Коридор оказывается пустым, а таблички предлагают пройти к главному холлу спорткомплекса, к кассам и информационным стендам, а также в офисы администрации и службы безопасности. Морт наконец может перевести дух. Нет, все-таки пора бы начать заниматься спортом и бросать курить. Всего-то короткая пробежка, а ехидна уже дышит так, будто ему сто пятьдесят лет, и каждую минуту у него отмирает по органу. Эта благостная мысль держится лишь до того момента, пока ехидна не извлекает портсигар, и не достает из него очередную сигаретку, чтобы успокоить нервы. И пагубные мысли о спорте тут же покидают его голову.  - Даже и не знаю... Даже и не знаю куда двинуть. Ох. Мортимер указывает стволом револьвера в сторону прохода к административным офисам и помещениям СБ. - Может, туда? Или это тоже слишком предсказуемо? - Мы квиты... - выдыхает Кэт, поддерживая Зигфрида. - Как, сможешь ещё идти и драться, сын демонов?.. - это обращение звучит не как издёвка, но как небрежно-усталая дружеская шутка. Затем она отвечает Морту: - Я бы выбрала службу безопасности. Да, предсказуема, но ес... но как прорвёмся - получим некоторое преимущество, глянув камеры, и подпортив им слежку за нами. - Тогда вперед. - После смачной затяжки выдал Мортимер, и добавил с характерной интонацией. - И снова закружимся в жарком танце со смертью. А потом ехидна взглянул на свои насквозь мокрые ботинки, которые совсем скоро разъест, и иронично усмехнулся. - Кажется, я из тех танцоров, которым партнерши наступают на ноги. Каспар поправляет очки и говорит: - Это была наспех сооружённая ловушка. Морской выход отсюда отрезан. Единственным выходом остаётся главный. Если отрезать и его, тем преступникам, кто остался здесь, останется либо прятаться, либо сражаться. Зигфрид тяжело дышит. - Поистине великолепный враг, - процеживает парень сквозь зубы, - за драться не ручаюсь, но идти ещё могу. Осколки глубоко вошли в меня. Детективы двигаются вперёд. Инотоко остаётся бодрым, а вот остальные - не очень. У Морта саднит правая рука и он прихрамывает на левую ногу. Кэтрин ощущает жжение в спине и одежда неприятно липнет к ней из-за крови. Но не успевают ребята далеко пройти, как слышат топот многочисленных ботинок и лязг экипировки с той стороны, что ведёт к главному холлу. Морт ощущал себя... слишком старым для этого дерьма. Все болит, хочется прилечь, настроение ни к черту, но вместо спокойного дремания в кресле под пледом приходится устраивать войнушку против превосходящих сил противника. Теперь он понимал всех этих прожженных детективов, о да.  Но время не рефлексировать а подыскивать укрытие, чем Бамбучча и занялся. - Готовьтесь! Подпустим их ближе, а потом перебьем! Рано Кэт радовалась, что прошла огонь и воду... Всё это было ужасно демотивирующим... Они такие потрёпанные и измученные, их всего четверо (даже трое, с вычетом Зигфрида... хотя...), а там сейчас прибегут эти крутые шкафы... Так, Кэт, не время сдаваться! Напрягись! Так просто мы не дадимся! И Кэт разворачивается, готовая стрелять, уворачиваться и драться. И шепчет Зигфриду: - А как твои бестии?.. - Не дают мне сложить руки, - отстранённо бормочет Штранд, прислоняясь к стене. Укрытий в коридоре немного. Кабинеты закрыты, с одной стороны есть "общественная ниша" - вырез с колонной, где есть кофейная машина и диванчик. Туда-то и забегают детективы, кроме Инотоко. Зигфрид раскладывается на диванчике, Кэтрин и Мортимер припадают к стенам, выхватив свою "тяжёлую артиллерию". А навстречу им бегут самые настоящие "Чёрные Руки". Их можно узнать по внешности и по тому, как они действуют. Солдаты выглядят, как натуральные панки с дикими лицами и причёсками, неформальной атрибутикой типа пирсинга и татуировок, и без какого-либо подобия формы, кроме выделяющихся лёгких бронежилетов и военных брюк. Однако, все действия боевиков чёткие и слаженные, видна серьёзная подготовка. Впереди идут два бойца с тактическими щитами наперевес. Они прикрывают собой ещё троих с штурмовыми винтовками военного образца. Завидев врага, пираты выстраиваются в формацию, образуя из щитов баррикаду, из-за которой через "бойницы" высовываются пять стволов. - "Эх, гранату бы!" - С тоской подумал Морт, с опаской выглянув и оценив противников. - "Ладно, посмотрим, так ли прочны ваши щиты". Морт дал Кэт сигнал при помощи жеста "палец-пистолет", и одновременно с ней произвел первый выстрел, пытаясь попасть в "бойницу". В первую секунду даже показалось, что может, такой большой проблемой это не будет - какие-то панки несчастные... Но следующий момент, когда они построились в профессиональное боевое построение, мысль была только одна: "Нам кранты". Даже как-то особо без отчаяния. Ну что ж, если детективы напоследок отправят на свидание к чёртовой матери как можно больше этих ублюдков - это уже будет хорошее дело. И Кэт следует сигналу Морта, и делает то же, что он, максимально напрягая свои рефлексы. Пользуясь преимуществом в инициативе и ускорителем, Кэтрин под гулкие звуки собственного сердцебиения прицеливается в оружие неизвестного супостата и нажимает на спусковой крючок своего новенького и блестящего "Инквизитора". Импульс света, неуловимого даже глазу Кэтрин, оставляет за собой каверну в воздухе и расплавляет пушку врага вместе с руками владельца. Раздаётся протяжный вопль-стон, чередующийся с грубыми ругательствами. Второй ствол сносит Мортимер, вогнавший иглу точно в цель даже несмотря на саднящую руку. Оба выстрела не оказывают большого влияния на стоящие щиты, из-за которых оставшиеся три пушки открывают бешеный огонь, вынуждая ехидну и девушку сильнее вжаться в свои укрытия. Куски бетона разлетаются во все стороны, Каспар поворачивается спиной к стрелкам. Пока пули разукрашивают пятнами его спину, фанатик демонстрирует врагу новый фокус - он вынимает из-за пояса два метательных ножа, которые с разворота вонзает в щиты. Рукоятки ножей мигают красным светом и тут же взрываются. Взрывы гасят несколько ламп в коридоре, отбрасывают щитоносцев на пол и отталкивают стрелков, не нанеся видимого ущерба щитам и боевикам. Двое стрелков и парень с гранатой в уцелевшей руке остаются на ногах - и пока без защиты. Все-таки Морту никогда не понять этой тяги к холодному оружию. Что у Инотоко, что у Дина, что даже у Хелен с ее копьем. Но вот ВЗРЫВАЮЩИЕСЯ ножи - это уже нечто интересное. Морт не захотел, чтобы в него бросили гранату, и поэтому выбрал именно этого противника. Он прицелился в руку, намереваясь отстрелить ее ровно в момент активации сего метательного снаряда. А, нет, похоже, они ещё могут победить... Хоть Инотоко и козёл, но уважения к нему прибавляется. Но расслабляться рано. Когда несколько пиратов остались без защиты, в Кэтти сразу проснулась кровожадность. Она, постаравшись на своих рефлексах прицелиться в стрелков поточнее, но приоритетом всё же ставя скорость, с твёрдым намерением и желанием убить. Луч медленного, но верного, "Инквизитора" прожигает тело панка насквозь, оставляя аккуратное отверстие и пепел, а трассирующая игла "Лунного Ястреба" разрывает кожу, мясо и кости в локте замахнувшегося пирата. С кровавыми брызгами граната отлетает назад, мигая красным огоньком. Принимая свою судьбу, оставшиеся боеспособными пираты поют "лебединую песню" оружием. Щитоносец на полу поднимает автомат и прямо лёжа строчит по детективам. Его пуля разрывает в клочья правый бок Мортимера, причиняя тому жуткую боль. В ответ Кэтрин наискось прожигает боевика, навсегда утихомирив того, а Инотоко с боевым кличем превращает палящего по нему панка в игольницу, падающую замертво с торчащими из груди "штыками". Довершает разгром граната, мощный взрыв которой разрывает тела пиратов и осколками вышибает остальные лампы в коридоре. Становится темно, а со стороны пиратов ещё и тихо. Увидев краем глаза, что стряслось с Мортом, Кэтрин произвела последний выстрел с яростным криком. И вот, когда стало тихо, видя ужасное состояние товарища, она поняла, что им нельзя больше сражаться. Она не была готова так рисковать его жизнью. - Б***ь, нахрен это всё! Бежать надо! - воскликнула она, но совсем с пустыми руками уходить не решилась, и достала КПК, чтобы заснять татуировки на пиратах, вернее на том, что от них осталось. На некоторое время сознание Мортимера просто отключилось. Он успел только подумать, что уже мертв, а потом его просто поглотила боль, от которой он потерял последние проблески сознания. Ехидна не мог даже кричать, а просто хватал окровавленным ртом воздух, скорчившись на полу, и смотря перед собой невидящими, выкаченными глазами. - Вот почему вам, "частники", не следует лезть в подобные дела, - ругается Инотоко, подойдя к Мортимеру и склонившись над ним. Покопавшись руками за поясом, полицейский достаёт оттуда спрей и заделывает медицинской "паутиной" жуткое и кровоточащее отверстие в боку ехидны. - Одного лишь навыка и героизма мало в сражении с чудовищами, - закончив процедуру, Каспар взваливает тело детектива на плечо, - идём дальше. В подобных зданиях всегда можно найти базовую медицину где бы то ни было. Характерные татуировки есть теперь только у щитоносцев - их главный козырь они удерживают именно что левой. Тем временем и Зигфрид поднимается, бредя следом за Каспаром и держась за стену, на которой есть за что уцепиться пальцами - если не бояться кровавых отметин. Голос Каспара чудом возвращает Мортимера в сознание. Ему по прежнему было адски больно, даже после того, как его немного подлечили, и это лишь подтверждает правоту "рыцаря Закона". - Может...ты и прав... Только что-то... Что-то я не вижу тут ни одного... Из ваших. - Мортимер снова затягивается чудом не выпавшей сигаретой, и высвобождается из хватки Каспара. Неуверенным шагом Морт побрел вперед. - Думаешь... Мне очень хотелось... Лезть в это.  Добравшись до того, что осталось от пиратов, ехидна подбирает с пола уцелевший автомат, занимая им свободную руку.  - Некому больше лезть в эти дела. - Сдавленным голосом резюмировал детектив, бегоо взглянув на индикатор боезапаса. - Здесь только мы. И ты. Выпустив ехидну, Каспар собирает свои штыки по коридору, отключая их лезвия и пряча в карманы. - Я знал Хелен ещё в то время, когда она была патрульным полицейским. Она бы сюда залезла. Но теперь её заваливают офисной работой, конца-края которой не видно. Мне это не нравится. Ох, как же мне это не нравится, - с угрожающим рычанием говорит Инотоко, поправляя очки. Впрочем да, Кэт поспешила. Тут есть подготовленный чувак. Хорошо, конечно, но как же всё-таки он козлит с этой подготовленностью! - Слушайте, может, лирику на потом отложим? Морт, можешь всё же идти? Тогда всё же ж пойдём вперёд. - Если я здесь не залечусь, вы все равно не довезете меня до больницы. - С присущим ему фатализмом ответил Мортимер. - Справимся, Кэтти. А то, что здесь не будет Хелен - не скажу, что я этому не рад. Ох... Конечно, Морт тоже сделал определенные выводы из слов Каспара, но озвучивать их не стал. И так все ясно. Медленно, но верно детективы доходят до штаба службы безопасности. Как ни странно, здесь вновь никого нет - похоже, особой значимостью это место не пользуется. Или никто не хочет пытаться открыть его, потому что вход только по пропускам, а бронированные двери выглядят неприступными для того оружия, что есть у команды. Поколдовав с помощью КПК, Кэтрин и её товарищи заходят в помещение штаба. Свет автоматически включается, освещая центральные места двух операторов, окружённые мониторами, а также множество дверей, среди которых: офисы различных ведомств, комната досмотра и допроса, комната отдыха, простой изолятор, а также крутая дверь с надписью "Арсенал" с биометрическим сканером и отдельный санузел. - Я как-то не совсем поняла... - проговорила Кэт, довершая "колдовство". - Здесь, видимо, никого не было, но как тогда за нами следили, что взорвали именно когда нужно?.. Или уже успели свалить? - она оглядывает помещение - нет ли признаков того, что здесь кто-то был недавно, или наоборот - давно никого не было. - Попробую взломать этот этот "Арсенал" - может, там что медицинское есть, а пока кто-нибудь посмотрит экраны? - А я... осмотрю комнаты. - Пробормотал Морт, стараясь идти поближе к стенам, чтоб при случае облокотиться на них. - Может, удалённый контроль? - спрашивает Зигфрид и говорит, - я посмотрю на экраны. Селекционер пользуется возможностью усесться в удобное кресло, а Каспар остаётся у дверей, следить за обстановкой в коридоре. Большая часть комнат закрыта, но уже на простые замки, за исключением комфортабельной комнаты отдыха и приличного санузла. В последнем находится медицинский шкафчик, где кроме всего прочего есть четыре баночки лечебного геля. Тем временем, Зигфрид комментирует записи с камер видеонаблюдения. - Интересно. В секции дайвинга активное движение - какие-то водолазы что-то выгружают через шлюзы и уводят на мини-субмаринах. Тут, в изоляторе, то ли дрыхнет, то ли труп, бейсбольный фанат в камере, в общем. При всей форме. А в гимнатическом зале... ох, дьяволово семя! Кэтрин не удаётся обойти защиту арсенала. Штаб СБ хранит следы присутствия людей, но, похоже, их здесь нет уже как минимум пару дней. Следов спешного или экстренного покидания штаба нет. Мортимер заканчивает беглый(точнее ковыляющий) осмотр помещений, утащив из аптечки лечебный спрей, и вернулся в комнату с мониторами, попутно снимая крышки с лечебных баллончиков. Но прежде всего Морта заинтересовало то, что так впечатлило Зигфрида, так что он через его плечо заглянул в монитор. - "Хоть бы не как в Храме". - Пронеслось в голове ехидны. - И как, хватит у нас сил накрыть этих водолазов?.. - говорила Кэт, всё ещё борясь с замком. - Сколько всего, аж глаза разбегаются... Ну что там в этом гимнастическом зале?.. - Там некто, похожий по описанию на Даррела. И с ним что-то... - но Штранд не успевает закончить фразу, как по всем мониторам проходится полоса помех, сменяя изображение на некую театральную сцену, посреди которой в кресле сидит Монтекума при всём параде и потягивает кофе. - Экхем, здравствуйте! Вы меня слышите? Я надеюсь, что да, - громко произносит беловолосый и продолжает с издевкой, - вы до сих пор живы?! Единственное, что может оправдать меня и ребят за это клише подделок нуарных детективов - у нас было мало времени на подготовку. Впрочем, и то, что мы успели сделать, выглядело очень эффектно. - Это ты, проклятый ублюдок! - на зверском тоне восклицает подошедший Инотоко. - Эй, эй, зачем так экспрессивно? Вы же победили, разве нет? - саркастически спрашивает Роджер, - ну, хорошо, хорошо. Вы выжили в этом этапе игры. Четвёртый эпизод, который должен логично закончиться сообразно всем предыдущим! - Что это значит? - хмуро спрашивает Зигфрид, сложивший руки на груди и повернувший голову к напарникам. - Кажется, это значит, что старина-Дар сейчас очень пожалеет, что позвонил Монтекуме и сказал, что про их убежище кто-то разнюхал. - С горечью даже более сильной, чем от пули в боку, процедил Мортимер, забывший даже полечиться. - Тебе не рассказывали, Зиг, чем кончились поиски маньяка в Храме? Мортимер опустил голову. - Раскусили нашу уловку с ковбоем. И сейчас избавятся от еще одной ниточки. - Нет, - мотает головой Штранд. - Монтекума казнит Даррела. Шавка, возомнившая себя судьёй, - злобно процеживает Каспар. - Боюсь вас огорчить, но шавки сейчас вы - лаете, и даже покусываете. Сможете ли вы раскусить всю картину целиком? - ехидно вопрошает "граф", - но вы правы! Даррел Квэнтидог... предатель, подставивший своих товарищей по работе ради того, чтобы присоединиться к нам... Интересно, испытывает ли он муки совести? Сегодня он совершил последнюю ошибку! Да настанет момент наказания!
  11. Забытая Сага. Игра.

    Музыка. Наконец, гряда гор подошла к концу. Перед путниками раскрылся вид бескрайней снежной пустыни. А на чёрном небе они увидели невероятное сияние – переливание всех цветов, словно пляски огня на небе. Ленз на своей лошадки уверенно вышла вперёд. Амулета, сдерживающего её весенние силы, на ней не было. Следом шёл старец Вяйнямёйнен. Он достал кантеле, и запел чудесную песню. И кажется, сила этих двоих приводила весну в эти края, где, возможно, её никогда не было. Позади них расступалась дорожка пусть и серой, но земли, и отряду было не холодно. *** Музыка. Долго ли, коротко ли, шли меж заснеженных холмов, но вот случилась беда: на этих холмах возникли похъёланцы. Они пустили стрелы, но моряки прикрыли себя и героев щитами. А затем три старухи-похъёланки в богатых красно-синих одеждах запели заунывную песню, и поднялся было ветер, и враги хотели второй раз выпустить стрелы, но Вяйнямёйнен запел песню в ответ, и ветер обошёл их стороной, и стрелы пролетели мимо. И вот так ветер, усиливаясь, огибал путников. Можно было заметить, что похъёланцы окружили их лишь полукольцом – на холмах с запада, северо-запада и юго-запада, холм же с востока был пуст. Возможно, они рассчитывали, что в связи с колдовским ветром не стоит подходить с той стороны. Часть врагов снова натягивали луки – возможно, на этот раз ветер им не помешает, часть, с копьями и костяными мечами, спускалась с холмов, трое из них восседали на оленях. Теперь многое зависело от командующих. Перед этим посланцы Мирддуна условились так: Рагнар командует пятью моряками Харальда, Бранд же временно командует четырьмя моряками с Птицы, а также двумя гномами (при условии, что они не будут выступать против союзников их короля, а они явно не считали этих похъёланцев союзниками, судя по тому, как подняли своё оружие и боевито соскочили с крупов лошадей, где сидели за спинами всадников). Ибо посчитали, что Руф лучше сосредоточиться на том, чтобы колдовать с водой – она стояла в середине, возле Ленз, вокруг которой таял снег, и уже направляла дротики воды во врагов – ветер мешал, но уж одного она поразила. Ленз меж тем ёжилась от страха… Ещё был Доран, которому было положено начать командовать в крайнем случае – и его команды стали бы приоритетнее для всех. *** Корабль Гала шёл дальше на север. Но вот вскоре произошла ещё одна встреча – видимо, уже не столь рисковая. К кораблю подплыла маленькая лодка, в которой грёб некий человек в длинном чёрном плаще с капюшоном, скрывающим лицо. - Остановитесь! – сказал он, неожиданно по-гэльдски, в этих местах, которые даже для ирмингов были слишком северными. – Я ваш друг! – он протянул руку. Тира сразу вспомнила, у кого бывают такие руки – серые, с жёлтыми ногтями. После этого она также вспомнила, у кого такой акцент или диалект гэльдского. Фоморы, создания тьмы. Затем в памяти могло всплыть о том, как их друид Дорхадос говорил о том, что его друг-путешественник, от которого у него свитки Лиги Теней, сейчас в Похъёле, где полгода ночь. - Но кто ты, и почему называешь себя нашим другом, и говоришь по-гэльдски в таких далёких краях? – спросил Гал. - Я всего лишь путешественник, родина которого – на острове Приддан. Я понял, что с вами можно говорить по-гэльдски, увидев гэльдский корабль, я знаю, чем корабли разных народов отличаются друг от друга. А почему я называю себя другом, я бы хотел объяснить уже взойдя на ваш корабль, ибо не хотелось бы кричать. Гал повернулся к Тире и шепнул ей: - Ты, случайно, не знаешь, кто это?
  12. Дрожь Земли

    Три оперативника двинулись на позицию окольными путями, через глухие переулки, стараясь не топать и не шуметь. Комиссар Шарк попутно навернул на ствол своей винтовки глушитель, и стало ясно, что он хочет осуществить бесшумную операцию. Довольно быстро они оказались прямо напротив дома, где предположительно находился искомый спецназовец. Трехэтажный дом-пансионат красного цвета, прямо через дорогу. Большая чатсь стекол разбита, и почти у всех стекла заменены кусками толстого полиэтилена, хлопающего на ветру. Входная дверь была распахнута настежь - судя по всему, ее выбили. Через проем просматривался холл с опрокинутой вешалкой и истоптанной чужими ботинками одеждой, и лестница на верхний этаж. Похоже, дом не заброшен, он жилой. На крылечке с разбитым фонарем - пятна крови. Из дома доносилась речь множества испуганных голосов и грубый смех. У дома была припаркована машина - разрисованный аэрографией на викинговую тематику старый фургон, за рулем которого кто-то сидел. Из автомобиля доносилась музыка, двигатель был заглушен, а водитель дергался в такт и постукивал по рулю руками.  Рядом с пансионом находилось еще два здания. То, что справа - зеленая коробка в аварийном состоянии, было пристроено прямо к пансиону, и было чуть выше. То здание, что находилось слева, было на некотором удалении, а между ними был просторный такой переулок. Там же была и пожарная лестница.  - Значит, так. В здании еще гражданские. - Заговорил Шарк. - Действуем осторожно. Стремщиков не видать, похоже, снаружи только водитель. Что с ним делать - смотрите сами. Патронов и кабельных стяжек я вам дал достаточно. Что касается здания - выберите тактику сами, стажеры. Не все же мне за вас думать. А потом волк строго так посмотрел на ящерицу. - Сабателли! - Зашипел он. - Где твоя защита?! А, черт... Решительно осттегнув подбородник, Шарк стащил с себя каску, и водруил на голову ящерице. - Подгонишь сама, как надо. - Пробурчал комиссар. - Не рискуй головой, ты в авангарде идешь. Гюрза спустилась с наблюдательного пункта и теперь следовала в тройке со своим отрядом, обводя дулом оружия вверенную ей зону, пока... - Ой... - тихо воскликнула ящерка, когда ей на голову водрузили каску, великоватую и тут же заметно съехавшую набок, а затем отозвалась слегка извиняющимся тоном, - С-спасибо, шеф. Это больше не повторится. Положительно отметив про себя внимательность начальства, Марика подтянула ремешок шлема, чтобы он не смотрелся на ней совсем уж комично, а затем вновь взяла тросомёт на изготовку, нацелив гарпун на здание, вплотную примыкавшее к их цели.  - Попробую проникнуть по этой крыше на третий этаж, - сообщила полицейская. - Тоже мне, викинг, не боящийся смерти... - шепнула Кэт, глядя на водилу. Серьёзно, кому придёт в голову в такое время на улице заглушаться музыкой? Он типа крутой или типа глупый? Впрочем, если первое, то это не исключает второго. - Я запущу дрона. - сказала затем она, и запустила квадрокоптер, осматривать окна, в которых могли бы быть видны бандиты и спецназовец. А тот "берсерк" пусть не видит ничего, что под носом у него. - Тогда для начала надо снять водителя. - Сказал Шарк в ответ, наблюдая, как Кэт запускает свою игрушку. Пластмассовая машинка зажужжала четырьмя пропеллерами, и резво поднялась в воздух. На небольшом экранчике пульта управления Кэт видела изображение камеры, и направила его на окна. Разглядеть что-то было довольно трудно. На первом этаже в комнате слева от входа(вероятно, кухне), около семи граждан сидело за обширным столом. Видимо, их застали за обедом бандиты, находившиеся в той же комнате в количестве двух личностей с оружием. На втором этаже так же курсировали бандиты, лениво обшаривая комнаты в надежде чем-то поживиться. Пожарная лестница чиста, крыша тоже. С обратной стороны Кэт не увидела ничего нового, все та же банда вычищает и так небольшие пожитки жильцов пансиона. А вот в одной из комнат кого-то бьют. Видно было плохо, но один из преступников с любопытством вертел в руках полицейский бронежилет. - Ага... - протянула Кэт, осматривая окна, и затем скороговоркой перечисляла всё, что видела. - Так, а один, кажись, бронежилет вертит... По ходу, они нашего бьют. - сказала она уже с напряжением, и взглянула на вход и на машину. - Посмотрим, такой ли он вальхалец, припугнём его... - и она стала подкрадываться к машине, с целью угрожающе наставить дуло раньше, чем водила заметит. - Я прикрою, - вызвалась Гюрза.  Убрав портативный гарпун, штурмовик взяла дубинку и пластиковые наручники-стяжки наизготовку, чтобы провести задержание преступника, если тот подчинится Кэт и без сопротивления выползет из фургона под дулом пистолета. Пригнувшись и хищно виляя чешуйчатым хвостиком, ящерица крадучись последовала за кошкой, заняв позицию за фургоном. Обойдя фургон так, чтобы не попасться на глаза водителю, полицейские прижались к его бортам. Не теряя времени Кэт подошла к двери с водительской стороны, и выскочила, выставив перед собой пистолет, нацеленный в голову незадачливого водилы. В тот же момент с другой стороны кабины "викинг" был взять на прицел Шарком. У водителя были подняты все стекла, так что никто не слышал, что именно он сказал, когда от неожиданности расплескал себе на штаны газировку, и, вроде как, собрался поднять руки. Возможно. Видя, что пока все идет гладко, Марика дернула ручку задней двери и проскользнула внутрь фургона.  - Не трепыхайся, а то голову снесу, - пригрозила полицейская.  И пока бандит только тянул руки вверх, ящерица мгновенно оглушила того несильным ударом по затылку, заломила руки за спину и стянула их наручниками. Оприходовав добычу, рептилия оперативно затянула её внутрь фургона, пригласив своих коллег внутрь на допрос. - Ауч! Оглушенный ударом дубинки по голове бандит обмяк, и был вытащен в грузовое отделение. Следом, через дверцу в кабину, в фургон влез и Шарк, наблюдая, как ящерица вяжет "клиента". - Хорошо сработали, девушки. - Похвалил он своих подчиненных. - Он в сознании? - Ох, блин... - Простонавший водитель, к слову оказавшийся длинноухим лисом небольшого роста с вытатуированными "рукавами", таки был в сознании. - Я ни при чем, ребят! Я типа просто баранку кручу! Отпустите! - А сколько тех, кто не просто крутит, а? - вопросила Кэтрин жёстко, но не слишком суровым голосом, суровости больше прибавлял наставленный ствол. - И для чего ты их сюда "прикрутил"? - Мне сказали ехать, я и еду! - Ныл пленный. - Остальное меня не парит! - Врет. - Холодно сказал Шарк. - Судя по татуировкам, он давний член банды. Наверняка, не только за баранкой сидит. - Может, не будешь делать себе хуже, м? Поверь, хуже быть может. - проговорила Кэт с едкой иронией, поковырявшись в зубах выпущенными с свободной руки коготками. - Да я правда не... - Однако, слухи о полицейской жестокости сыграли на руку, и бандит нехотя раскололся. - Хорошо хорошо, не надо этого! Я слышал, что пацаны искали отбившегося от стаи копа! Его, вроде, укрыли в этом доме, а это видели какие-то щеглы, которые нам на этот дом показали. Взамен они просились, чтобы их в банду взяли.  Лис шмыгнул носом. - Ну что, все? Теперь меня отпустят? - И заискивающе посмотрел на Кэт. - Ну харэ, начальница, вам же некуда нас сажать! Тюрьма далеко! - Хороший мальчик. - проговорила Кэт с шутливым одобрением, и аналогично руками, зафиксировала ему ноги. - Подожди пока тётя за тобой вернётся. - и она оглянулась на Марику. Той по специальности идти первой. Марика молчаливо наблюдала за допросом, увесисто потрясывая дубинкой перед лисом-водилой для убедительности. Ей совсем не нравилось зря вредить людям, но некоторые это явно заслужили. А когда скорый допрос был окончен, ящерка оторвала аккуратную полоску изоленты и ювелирно заклеила ею рот бандита.  - И веди себя прилично, - прибавила она к словам кошки.  Когда клиент был окончательно упакован, штурмовик просигналила волку-командиру, что возвращается к изначальному плану, а именно к незаметному карабканию на крышу с тросом и тихому проникновению в окно. Снова использование тросомета на пять с плюсом - и Марика резво взобралась на крышу соседнего здания по тросу. Шарк же пристроился у крыльца, присев за ним, и изготовил оружие. Кэт он сказал. - Ты со мной. Займемся спасением гражданских. Он показал пальцем на окно, из которого доносился разговор. Чей-то самоуверенный голос на фоновом звуке женского плача вел пространную, но плохо разборчивую беседу, с лязганьем роясь в кухонной утвари. Кэт могла встать у окна, а могла войти в здание, и встать сбоку от дверного проема на кухню. Как она помнила с показаний дрона, внутри было как минимум пятеро гражданских и трое вооруженных бандитов. Тем временем ящерица взобралась на крышу, и оценила, что охраны на ней нет. Внутрь было два пути - по специальному проходу, и еще в одной из комнат на верхнем этаже был устроен "стеклянный потолок" - панорамное окно с видом на хмурое, дождливое небо Экспо-Сити. Ориентируясь по тому, что ранее показал дрон Кэт, рептилия не стала тянуть время и сразу забралась выше, к панорамному окну в потолке. Дама в маске и каске собиралась визуально подтвердить обстановку внутри помещения и, скоординировавшись с остальными членами отряда, ввалиться внутрь через него. В комнате оказались старик на полу и два бандита, один из которых сидел на кровати, а второй навис над стариком тыкая того стволом.  - На позиции, - передала Гюрза, - Один гражданский, два подозреваемых. Начинаю штурм.  С треском разбив стекло дубинкой, штурмовая ящерица забросила внутрь светошумовую гранату и после вспышки уже сама спрыгнула внутрь, спикировав на одного из бандитов с явным намерением оставить на его лице отпечаток полицейского ботинка. Тут же перехватив тонфу, Марика либо окончательно вырубит первого бандита либо, если тому достаточно, переключится на второго. - Сволочи... - шепнула Кэт, услышав женский плач. А что говорить это? И так ведь понятно, что сволочи. Но почему-то женский плач действовал так, что это хотелось высказать особо. - Я у окна. - решила она. - Хорошо. Шарк тихим шагом вошел в здание, и занял позицию у двери. Кэт, прислонившись к стенке аккурат под окном, стала лучше слышать, что говорит бандит. - ...соседи. А я ведь когда-то жил на этой улице. - Рассуждал бандит, натачивая нож о нож. - Мой отец был мясником, ему принадлежал тот магазин. Мистер Хьюи может помнить моего отца, и меня. Наверняка он помнит, как мусора убили его доброго соседа ни за что ни про что. И вот теперь, когда рулят правильные пацаны, которые кормят вас, когда мусора полностью забили на жителей улицы - вы, суки неблагодарные, своих же соседей предаете. Прячете у себя одну из этих красноперых свинок, которых мы не добили. Думали, мы не узнаем? Бандит, судя по звуку, развернулся на месте. - Ну что? Сами скажете, чья была комната, в которой его нашли? Или я начинаю угадывать? Тем временем в наушнике Кэт отрапортовалась Гюрза. Шарк дал свое разрешение - и откуда-то сверху послышался звучный хлопок, и звон разбитого стекла. - Действуй, Ракшас. - Приказал Шарк. - Я на подхвате. Тем временем Марика уже вовсю штурмовала помещение. Когда разбилось стекло, бандиты, вероятно, захотели начать стрелять в этом направлении, но их пыл живо уняла светошумовая. Хлопок, вспышка, искры - и дружный ор ослепленных и оглушенных бандитов. Прыжок - и весь вес Марики обрушился на гопника, который ранее тыкал револьвером старика. Второму девушка наотмашь врезала дубинкой, и тот свалился, забрызгав ковер кровью. По полу застучали вылетевшие из пасти зубы. Тут же раскрылась входная дверь в помещение, и внутрь всунулся неформального вида хорек с рисунком иероглифа на лбу, и дробовиком в руке. И то, что он увидел, не понравилось ему настолько, что он вскинул свое оружие, собираясь выстрелить в Гюрзу в упор. Когда двое бандюков слегли, Сабателли все еще была начеку, уверенная, что шум привлечет новых гостей. И не прогадала. Едва дверь открылась, как ящерица ударила заглянувшего внутрь стрелка по рукам своим тяжелым хвостом, намереваясь как минимум отвести дробовик в сторону, а если повезет, то и вовсе выбить его из рук преступника. А уже следом полицейская, поменяв хват тонфы, обрушила на того серию последовательных ударов по голове, локтям и коленям. Да уж. Насилие порождает насилие, копы мало отличаются от бандитов - клишированные истины, но, конечно, сейчас Кэт было не до того. Сейчас именно она, мать его, положительный герой, который должен остановить безобразие, и сейчас слова из окна были для неё просто болтовнёй, лишь "фонящей" этой истиной, и только больше злили, и только больше хотелось расправиться с подонками. Так, их там трое, как минимум один сейчас держит в руках не огнестрел, а ножи - значит, двух стволов с Шарком должно хватить. - СТОЯТЬ! - с высоким кошачьим рыком воскликнула она, врываясь в окно. Удар не выбил из рук бандита дробовик, но увел в сторону выстрел - и вместо ящерицы дробь угодила в монитор древнего компьютера, отчего пучебрюхий экран со смачным хлопком лопнул. Зато потом Марика жестоко избила преступника, сломав ему нос, отбив руки, и поставив на колени, а затем совершив добивающий удар по затылку. Теперь на земле лежало три бессознательных, и одно мертвое тело. Проход вел к лестнице вниз. Там уже слышался топот. В тот же момент  В кухню вскочила Ракшас, вышибив стекло и раму, и наставила ствол пистолета на противников. Ножист отскочил, изготовив к атаке кухонную утварь, а вот его подельники тут же вскинули огнестрел, собираясь изрешетить наглую кошку. И оказалось, что их таки больше, чем двое. Четвертым из бандитов был ребенок. Ну, подросток, лет пятнадцати. Вероятно, один из указавших бандитам местонахождение копа. У него в руках был пистолет, который тот держал весьма неумело, но тоже направил на кошку. Кэт даже за мгновение опознала, что этот паренек - из неблагополучной семьи, и вскоре тоже пополнит ряды уличных банд. Но это ребенок, пусть он и собирается ее сейчас застрелить. А вот и Шарк выскочил, взял на прицел двух других. Наверняка успеет убить двоих с оружием, но ребенка не обезвредит. Кэт предстояло за мгновение принять решение. Наличие в их рядах пацанёнка мгновенно повысило уровень ненависти к бандюганам. Выбор был несложным. Мочить взрослого бандита, чему способствует ярость, и уворачиваться от пуль ребёнка - благо, стреляет он плохо. Когда третий бандит прилег не пол отдохнуть, Гюрза на мгновение оценила обстановку: старик был мертв, шума было поднято много и времени окончательно нейтрализовать вырубленных бандитов уже не было.  Вскинув пистолет-пулемет, ящерица на всех парах шмыгнула в коридор, чтобы как можно быстрее добраться до места содержания плененного офицера.  - Третий этаж - преступники без сознания, но не обездвижены, - передала Марика, - гражданский не подает признаков жизни, внешних следов насилия нет, может потребоваться неотложная медицинская помощь.  Докладываясь на бегу, ящерица со всех ног неслась по коридору наперегонки со временем, которого вряд ли оставалось много. Приглушенный хлопок, щелчок затвора, стук гильзы о фаянсовую раковину - и обезображенное лицо преступника, получившего пулю аккурат в правый глаз. Пуля вышла с другой стороны, клюнув гипсокартонную стену, на которую следом выплеснулась струя крови и комки мозгового вещества. Словно в замедленной съемке бандит начал заваливаться назад. Второго убила уже пуля Шарка, вошедшая в височную область. Кровь забрызгала сидящих за столом гражданских, один из которых уже и так был в крови - ему отрезали ухо. Затем произошел выстрел из пистолета пацаненка. Да, он не умел стрелять - но все равно умудрился попасть в грудную пластину кошки, вышибив из легких воздух. - Ааааааа! - Это на Ракшас налетел общительный бандит, который вонзил лезвие кухонного ножа прямо в предплечье Кэт, и всем весом тело оттолкнул ее к стенке, обрушив вешалку для полотенец и побив посуду. Больно? Чертовски! Тем временем прогрохотала берцами по лестнице Гюрза. Она оказалась в коридоре с рядком из пяти пронумерованных дверей, и еще одной с символом WC. Из-за угла в дальней части коридора как раз высовывался бандит с автоматом, из двери слева в середине коридора выскочил мужик с револьвером, наряженный в трофейный полицейский жилет, а из ближней двери справа - не успевший застегнуть штаны бугай с СМГ. "Слишком много мерзавцев," - пронеслось в голове ящерицы.  Сосредоточенная только на одном - поиске своего сослуживца, девушка даже не стала сбавлять ход и с бешеным рычанием протаранила первого противника, в упор всадив в его живот несколько пуль, а затем, используя как живой щит, продолжила движение к цели поливая свинцом противников, преграждавших путь. Адреналин стучал в ушах, и Марика ломилась вперед, целя в голову каждому из противников. На вежливость больше не было времени. Те самые секунды, о которых говорят, что они кажутся вечностью. Такое ощущение, как если сбросили с обрыва, и ты пытаешься схватить хоть маленький его выступ прежде чем упасть, но хуже: падение не давит, не сбивает дыхание, и чертовски больно от него только в последнюю секундочку. Кроме того, у падения нет лица, выражающего все грехи человечества. Пытаясь вырвать жизнь, Кэтти задействовала обе руки: одной попробовала застрелить бандита, другой - расцарапать или сделать боевой захват - что окажется более удобным для руки. Марика с разгону врезалась в парня с СМГ, на ходу выпустив ему в живот очередь. Его кровь забрызгала ей оружие и жилет. Протаскивая перед собой бугая, она одновременно выпустила длинную очередь в сторону парня в бронежилете. Бронежилет сдержал пули. А голова - нет, и ее содержимое расплескалось по двери. Третий вовремя ушел за угол, дав очередь вслепую. Увы, его пули пробили живой щит навылет, и Гюрзу ударило в бронежилет. Добежав до комнаты, где удерживали заложника, она увидела, что войди она секундой позже - и бедного спецназовца бы прикончили выстрелом в упор. Но теперь за спецназовцем прятался его пленитель, уперев оружие ему в спину, и держа связанного за воротник. - Ни шагу за порог, сука, или я его прикончу! Кэтрин сделала несколько выстрелов в упор - и бандит с перекошенным от ярости лицом медленно сполз вниз, цепляясь из последних сил за бронежилет и форму Кэтрин. Нож он так и оставил торчать в предплечье девушки. Подростка же уложил на пол смачный удар прикладом в затылок. Вдобавок разъяренный Шарк наступил ему на руку, сразу и ломая пальцы, и отбрасывая в сторону пистолет. - Ранена? - Осведомился Шарк. - Готовься, еще идут! Прижавшись спиной к стене, Шарк отдал команду гражданским. - Быстро на пол! Всё. Теперь она живёт дальше. И это здорово, но как же, чёрт возьми, больно! Кэтрин потрогала нож, подумав, надо ли его вытащить, или пока оставить, чтобы кровь не хлынула? И почти в то же время постаралась скомпановаться так, чтобы из двери её не сразу было заметно, готовясь стрелять во входящих. Марика застыла на месте, выпустив из рук свой искромсанный щит, но вот зажатый в правой руке Kriss, все еще равнодушно поглядывал на бандита. В отличии от самой Марики. Взгляд её желтых глаз даже сквозь линзы тактических очков пылал жуткой яростью.  - Убьешь его, и живым отсюда не выйдешь, подонок, - прошипела ящерица, - Бросай оружие, и, в отличие от своих дружков, останешься с головой на плечах.  Как ни крути, а Сабателли не стала стрелять сходу, опасаясь задеть коллегу, но она внимательно следила за лицом преступника, готовая попытать счастье при любом признаке или малейшем намеке на сомнения по поводу справедливости её предложения. Когда гражданские улеглись на полу, спрятавшись под стол, Шарк как раз сорвал чеку, и выбросил в коридор светошумовую. Хлопок - и комиссар высунул ствол из своего укрытия, расходуя быстрыми и короткими очередями боезапас в магазине. -Ракшас, на помощь Гюрзе! - Х*й тебе! - Таков был ответ для Марики от парня в комнате. Он только сильнее придушил спецназовца - судя по перепуганному и молодому виду, еще недавнего курсанта. Может, это вообще его первое задание. Автоматчик тем временем не дремал. Он опять высунулся из-за угла, и дал очередь по полицейской. Оправившись, стараясь забыть о ране, Кэтти последовала за шефом. По пути напоследок скривившись от вида мальчика со сломанной жизнью и пальцами. Пальцы заживут, а вот жизнь... Ящерица оказалась натурально загнана в угол, и когда раздалась очередь пулеметчика, девушка, в полном отчаянии от безысходности, попыталась пригнуться за распахнутой дверью комнаты, которая вряд ли могла сыграть роль достойного укрытия, однако... Пусть это был риск, но именно этот момент был самым удачным для бандита, державшего в заложниках полицейского, чтобы высунуться и начать стрельбу по беззащитной Гюрзе. Это было крайне рисковано, но если он все же воспользуется своим шансом, ящерка была готова принять пулю, чтобы открыть ответный огонь. Дальнейшее произошло будто в замедленной съемке. Вот Сабателли делает рывок в сторону распахнутой двери, уходя от очереди. Вот впавший в охотничий азарт бандит ведет прыгающий ствол за ней. Вот вылетает щепа из фанерной двери, а девушка чувствует крепкий удар по спинным пластинам бронежилета, по затылочной части каски, и что самое неприятное - по совершенно небронированному бедру, в котором образовался сквозной кровавый тоннель. Вскрикнув, девушка растягивается через порог. Парень, укрывающийся за заложником, видя, что офицер ранена, теряет бдительность, и с издевательской усмешкой отвел в сторону заложника, и выставил руку с пистолетом в ее сторону, собираясь произвести добивающий выстрел прямо в ее своеобразное, но миловидное личико. И жестоко просчитался, потому что тренированная ящерица преодолела боль, и куда раньше своего противника поймала в прицел его ухмыляющуюся рожу, и спустила курок. Кровавые брызги щедро окропили обои, разрисованные улыбающимися звездочками. Несколькими секундами ранее автоматчику вышибла мозги Кэт, даже не подозревая, что помешала расстрелять свою напарницу до конца, и дав ей шанс спасти заложника. Выйдя в коридор второго этажа, она увидела два трупа(причем один - в полицейском жилете и трениках), и торчащие из одной из комнат ноги в берцах и характерных синих штанах. - О, фак... - вырвался тихий хрип у Кэтрин, увидевшей труп в полицейской одежде. Только через полсекунды до неё дошло, что форма неполная, а следовательно, это скорее всего бандит, напяливший "трофей", и экзистенциальный кризис не разыгрался. Затем кошка постаралась аккуратно вырулить так, чтобы разглядеть комнату получше, не сильно засветившись, держа пистолет дулом вперёд. Собственно, прямо в проеме этой комнаты растянулась на полу раненая Гюрза. Забрызгавшая ее кровь другого преступника создава впечатление, что ран больше и они серьезнее. Внутри комнаты валялся мертвец с пистолетом, а рядом с ним лежал на боку крепко избитый, связанный собственными стяжками, но все же живой спецназовец. Внизу помаленьку стихала стрельба. Бой подходил к своему завершению. Гюрза, в общем-то, после рывка, достойного быть переснятым в стилистике гонконгских боевиков, старалась не долго валяться распластанной по полу как лягушка, готовая к препарации. В голове гудело, и она была неслабо дезориентирована попаданием пули в голову (ох, как же ящерка сейчас была благодарна Шарку за одолженный шлем), спина превратилась в сплошной синяк, а рана в бедре горела, причиняя массу неприятных ощущений. Но то были не первые ранения в карьере штурмовика, и как бы неловко это не выглядело со стороны, но она, будучи в сознании, но не в состоянии в полной мере оценить обстановку, собиралась заползти внутрь помещения, в укрытие, чтобы уже там, страхуя себя хвостом и упираясь рукой о стену, самостоятельно вернуть себя в вертикальное положение. С чем не должно было возникнуть никаких проблем. Привалившись к стене плечом и отдышавшись, дама встретилась взглядом с заруливавшей в помещение кошкой.  - Кэтрин! - воскликнула полицейская, - Этаж чист? - О господи... - вырвалось у Кэтрин пи видимости состояния Гюрзы. - Чист. - отмахнулась она и тут же встала перед ней на колени, раскрывая аптечку. - Что там, где там у тебя? - П-пустяки, - отозвалась ящерица с неловкостью в голосе, - Сквозное в бедро, сущий пустяк. Все остальное остановили каска и бронежилет. У нас три неповязанных бандита этажом выше, лучше заняться ими, пока не очухались. И гражданский в критическом состоянии, возможно мертв... - предупредила Гюрза, а потом голос девушки задрожал, -  Кэтрин, мне кажется я случайно убила его светошумовой, он был в преклонном возрасте и мог просто не выдержать... Нужно вызвать скорую, но кто в этой заднице сможет откликнуться? Девушка виновато понурила голову, стараясь не встречаться взглядом с Кэт, но потом спохватилась и, придерживая бедро, поковыляля к спасенному полицейскому: - Эй, ты как, живой? - Ага. - Подтвердил спецназовец, перевернувшись на спину, чтобы увидеть свою спасительницу. - Я думал, нас бросили подыхать.  А потом добавил.  - Это ранение не пустяк. Лучше перебинтуйтесь, мэм. Я сам освобожусь. Кэт с укором глядела на Гюрзу и её ногу, и чуть ли не насильственно рвалась перевязать. - Щас, быстро сделаем, и пойдём зачищать верх. До больницы сами доедем, если... - хотела сказать "если придётся" но плохая примета предполагать смерть. - ...если что. Гюрза бы покраснела (а точнее позеленела) от этих слов, но благо лицо её было скрыто маской и выдавал даму только чешуйчатый хвост да когтистые лапы. Послушно дав перевязать себя, девушка пригляделась к бронежилету Кэт и взволнованно спросила: - Кэтрин, это что, ножевое? Черт, да тебе самой помощь не помешает! - включив рацию, штурмовик пробурчала для всех членов отряда, но в первую очередь, для водителя БТР, - Гюрза на связи. Здание зачищено, потерь нет, но у нас четверо раненных: трое офицеров полиции и один гражданский в критическом состоянии. Ожидаем эвакуации, как слышите?
  13. Дрожь Земли

    Имя: Кэтрин Ярвинен, для давних коллег – Кэт, для друзей – Кэтти. Позывной: Ракшас Раса: кошка Возраст: 23 года Класс: IT-шник Внешность: Чёрная как ночь кошка с белыми лапками и кончиком хвоста, и ярко-зелёными глазами. Слегка «мальчиковатое» лицо. Очень худая и «плоская», а также несколько высокая для девушки. Посему – если провести по шерсти касательно, она будет весьма мягкой и приятной, если же коснуться чуть плотнее (что не очень рекомендуется, ибо наградится в лучшем случае непонимающим взглядом) – довольно жёсткой. Движения хвоста частенько отражают настроение. Обладает острыми когтями (возможно, не до такой степени, как у Гюрзы), которые может прятать и выпускать по желанию, настроению и рефлексам. Незадолго до катаклизма покрасила когти в «блёсточное» покрытие (маскировке не мешает, оно только вблизи воспринимается как блёстки, издали – серый как серый). Биография: С детства часто не воспринималась всерьёз и подвергалась насмешкам за не очень-то женственную внешность и чёрный цвет шерсти (даже те, кто относился к ней приятельски, нет-нет, да и могли отпустить шутку, что «не повезёт, если чёрный кот дорогу перейдёт»). Несколько раз её даже избивали хулиганы. Тем не менее, какие-никакие приятели у неё всё же были, чтобы не дать скатиться в полную отстранённость. И вот она решила, что надо вершить справедливость. Она тщательно училась разным навыкам, необходимых полицейским, в частности высоким технологиям, что наконец поступить на эту неблагодарную службу. Она знала, что это рассадник коррупции и произвола, но это не сбавляло энтузиазма. Тех нерадивых коллег, которых можно было сдать – сдавала. Если же на чём-то попадались начальники, она предпочитала осторожничать, хоть и мечтала о том, что когда-нибудь удастся и их прищучить. За эту идейность и была назначена в отряд М-22. Характер: Склона к чувству справедливости, но знает меру, и иногда готова проявить осторожность. Хотя порой, в особых случаях, её ни какие вразумления и угрозы не остановят. Ещё противоречивая черта – часто хочет сурово обойтись с негодяями (но только с теми, кто действительно негодяй), хотя бы весьма крепко избить. В принципе понимает, если это бессмысленно и излишне, и может сдерживаться, но иногда уж очень хочется, и раз-другой может всё же не сдержаться. Ко многому относится скептически. Обычно находится в иронично-шутливом, слегка «сардоническом» настроении. Злится, от лёгкого негодования до выведения из себя – тоже в этаком ироничном настрое. Обычно шутит с серьёзной миной, улыбается в особых случаях. Реально посерьёзнеть может в случае обиды. Хотя в целом у неё не «бабский» характер, предпочитает, когда с ней обращаются как с дамой. Не требует этого прямо, и обычно с обоими полами общается наравных, но если совсем забудут, что она дама, это может её и задеть. Характеристики: Ловкость: +10 Интеллект: +20 Восприятие: +5 Харизма: -5 Навыки: Рукопашный бой: 40 Стрельба (пистолет): 25 Медпомощь: 15 Вождение: 30 Высокие технологии: 40 Инвентарь: Хакерский девайс Пистолет автоматический с расширенным магазином Глушитель Винтовка-жучкомёт Дрон-квадрокоптер Наручный сканер 2 жучка 100 очков про запас Дополнительно: Иногда говорит «на кошачий манер», мяукает и мурлыкает по настроению. Слегка способна рисовать.
  14. Забытая Сага. Игра.

    Музыка Карлики повели путников к одному из мест в скале, из которого они вышли. Как оказалось, трещина в скале расширялась точно по очертаниям того, кто входил, и затем сразу смыкалась. Кристаллы, вплетённые в бороды карликов, тускло освещали корявый тоннель. Высота потолка была неодинаковой, и многим то приходилось нагибаться, то они могли выпрямиться. Ленз, как самой маленькой – меньше всего, но не сказать, чтобы ей от этого было лучше. Её личико было весьма кислым от страха и неудобства, она с трудом удерживалась от того, чтобы не заплакать, и не только держала Бранда за руку, но и (вольно или невольно) старалась держаться поближе к нему. В туннеле после пары развилок они прошли через ещё одни «ворота-щель». Уже начали встречаться другие гномы, снующие туда-сюда, а тускло-светящие кристаллы появлялись уже на самих стенах. Одежды у всех были разные, но часто с красными элементами (особенно капюшонами и колпаками), и ни разу не встречался синий цвет. Меж тем седобородый вожатый очевидно послал одного из отряда побежать вперёд, возможно, предупредить об их прибытии (он говорил на своём языке, но смысл был довольно очевиден). То и дело слышался стук – карлики то долбили шахты, то мастерили. Из некоторых ответвлений туннеля исходил свет и жар кузни. Одну кузню надо отметить особо. Она была продолговатым туннелем, исходящим под небольшим углом от основного пути. В нём сразу около десятка маленьких кузнецов долбили по некоей длинной и широкой штуковине, размером напоминающей небольшое дерево, и именно этот туннель выбрали для её изготовления скорее всего для того, чтобы её было легко выносить, без резких поворотов. Но что особенно примечательно – за ковкой следил… ледяной эльф. Такой же, как встреченные на Радагосте – бледный, беловолосый. Он смотрел, сложив руки на груди, и жался спиной к стене, переминаясь с ноги на ногу – видимо, ему не нравился жар кузни. Он кратко глянул на процессию «пленников», но видимо, не придал этому особого значения, и это ответвление миновали без происшествий. Наконец, твёрдым шагом, ровной походкой, навстречу вышел карлик чуть повыше остальных. Он был одет в широкий алый плащ, из бороды три пряди доходили до пола, а его одежда, словно панцирем, была покрыта самоцветами. Остальные карлики поклонились ему, но он жестом велел подняться, и кратко переговорил с вожатым отряда на их языке. Затем он обратился к нашим путникам, уже на ирмингском, и почти без акцента: - Приветствую вас. Я Шильбунг, король этих пещер. Мне сказали, вас подозревают в дружбе с нашим врагом. Если это неправда, прошу простить нас, меня и моих подданных. Сейчас тяжёлое время, и грань между осторожностью и лишней подозрительностью неясна. – сделав паузу, он вдруг задал внезапный вопрос: – Что вы думаете о случае под водопадом? Ленз перестала выглядеть настолько зажатой при виде вежливого короля, но всё ещё чувствовалось, что она испытывает неудобство.
  15. Забытая Сага. Игра.

    Рихард ушёл рано. Те, кто не застал то её прощание, спрашивали, где же он, и с удивлением слышали о том, что он без маски. Ленз несколько поникла, услышав о его уходе, хоть и понимала, почему он ушёл. А услышав про снятую маску она удивилась: - А он не мог её снять? – она оглядывала всех с искренним непониманием. Для неё не было чем-то странным, что он постоянно носил маску. Она всё же плохо знала людей. Когда ей примерно объяснили (один из моряков даже предположил про проклятие, хоть и не знал о его природе), она обрадовалась, что он наконец-то смог вздохнуть спокойно. И вот, выдвинулись дальше. Солнце едва выглядывало из-за гор на юге. Словно здесь всегда был лишь рассвет, переходящий в закат, тускло озаряющий всё красными лучами, но не полдень. Музыка. Странный вопрошатель оказался не последней неожиданной встречей в горах. Наперерез путникам выбежали карлики. Как наперерез? Откуда? Многим даже показалось, что изниоткуда. Кто боковым зрением, а кто просто удачно смотря чуть наискось, заметил, будто они выбежали прямо из скал по бокам – пять справа, пять слева. Там не было пещер, только трещины можно было едва разглядеть – словно они проходили прямо сквозь камень. Также можно было слышать (а кто оглянулся – и увидел), что карлики выбежали и позади, как бы отрезая путь к отступлению. Тоже десяток. А ещё шестеро вышли на уступах на скалах (трое справа, трое слева). Они были вооружены луками (впрочем, Куинн отметил, что держат луки они неважно и не очень уверенно – видимо, нечасто стрелять приходится). Итого, в окружении было двадцать шесть карликов. Те же, что стояли на земле, держали в основном кистени (Рагнар мог вспомнить, что в ирмингских песнях карлики и вооружены кистенями), реже – короткими секирами. И только один в переднем десятке – мечом. Довольно большая длина меча смотрелась немного смешно при его росте. Все без исключения носили красные плащи с капюшонами поверх шлемов и кольчуг. У всех бороды были заплетены в две косы (а у мечника – в три, и у него она была седая). У каждого в каждой косе было по драгоценному камню (у всех разные). - Стойте вы, друзья Ильмаринена! – воскликнул седобородый мечник, с явным презрением на словах «друзья Ильмаринена». Он говорил на ирмингском, но с каким-то странным, ни на что не похожим акцентом.

×