Перейти к содержимому

DeathNyan

Пользователи
  • Публикации

    21
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

3 Нейтральный

1 подписчик

О DeathNyan

  • Звание
    Новичок
  • День рождения 06.09.1992

Информация

  • Пол Мужчина
  • Город Белорусское захолустье

Контакты

  • Skype Death Nyan
  • Steam deathnyan

Посетители профиля

9 678 просмотров профиля
  1. Подводная Ловушка

    Вся эта война, разрушения и адреналиновый драйв действовали на Морта двояко. Или даже трояко, если такое слово вообще есть. Перво-наперво свое мнение по этому поводу высказал укоренившийся в Морте осторожный и трусоватый обыватель. Так вот, Морт-Обыватель был в панике. Он боялся смерти. Он не любил хаоса и шума. И он рационально напоминал,что перестрелка эта была устроена еще до получения хоть какого-то результата,и есть немалая вероятность, что угроза смерти в самых разных ее формах(не дай Бог мафия схватит их живыми) и угроза гигантских тюремных сроков и гигантских же штрафов висит над ними совершенно напрасно. Вторым отражением многогранной Мортовской личности был псих с тягой к приключениям, позерству и с ненавистью к Морту-Обывателю. Морт-Бэдасс искренне кайфовал, вновь и вновь уходя от язвительно свистящей над головой смерти, щедро раздавая пули и иглы, упивался бурлящим в жилах адреналином и пачками генерировал иронические фразочки над очередным поверженным врагом. Так  Морт и метался из крайности в крайность, то причитая и ворча, пока старался не потерять шляпу, то орал и хохотал, обкладывая мафиози непечатным слогом и прямыми цитатами из детективных боевиков прошлых лет. И где-то там, на фоне всего этого, чуть позади Морта-Обывателя был просто Морт, который с ужасом смотрел на кровь, на застывшие глаза, на мертвые лица, и оьчетливо осознавал - игры играми, но на его руках кровь. Он - непосредственный виновник гибели живых людей, каких угодно но людей, и даже количество собственноручно загубленных жизней Морт уже затруднялся сосчитать. А в будущем счетчик должен будет только расти. А почему же этот Морт молчал? Раньше он был задавлен Мортом-Обывателем, который заставлял Просто Морта не слышать криков в ночи, проходить мимо лежащих, убеждая себя, что те просто пьяны, игнорировать нищих, прогонять бродячих животных и не делать замечаний курящей на лестнице шпане. А теперь, после ранения в голову родился Бэдасс-Морт, который напоминал Просто Морту, что когда тот всеми силами воспротивился нажатию на спуск - в итоге на спуск нажали совсем другие люди, и пройди пуля на миллиметр мимо - и сейчас существовал бы только Морт-Труп.   - Первым иду я. - Решительно сказал ехидна. - Войду быстро. Хелен, прижмись к стене сбоку от проема, откроешь мне дверь. Я зайду в проем с противоположной стороны. Помолчав, Бамбучча признался. - Видел такое в боевике про спецназ. А у Кэт вся эта многоплановость уже давно была на фоне. Уже давно запятнала руки, но сволочей было не особо и жалко. Ну и прагматичный рассудок никуда не девался. - Эй, птс, только я на нуле, так дёргаться уже не смогу. Ну и смотри там, не всё по боевикам делай, там и неправдоподобные вещи есть. Хелен от упоминания "про спецназ" немного морщится и солидарно кивает Кэтрин, но всё-таки подкрадывается к дверям и резко распахивает их, впуская ехидну в помещение, смахивающее на конференц-зал. Сразу видно, что тут заседает только администрация - просторный зал дорого и богато украшен. Цилиндрическое помещение с двух сторон окружено частоколом колонн, прямо напротив входа же панорамное окно во всю длину помещения, из которого отлично смотрится туманный Фонтейнвард. Мрамор сапфировых и изумрудных тонов, золотистые узоры и картины, ковры, кольцевой стол из покрытого лаком дорогого сорта дерева, посреди которого ниша для мощного голопроектора. И никого среди всей этой красоты нет. Но заметно, что помещение ещё недавно было заполнено людьми, спешно покинувшими свои места и оставившие как попало дорогие кресла. На столе лежат несколько "ноутбуков" и немного бумаг. Надо было отдать Морту должное - он вошел в помещение эффектно. Вовсе не так, как в фильмах про спецназ, но на "круто сваренный" полицейский боевик в стиле "нуар" вполне потяент. Жаль, оценить было некому. - Здесь никого. - Отчитался Морт. - Кажется, здесь еще недавно кипела работа. Думаю, здесь можно что-нибудь найти. А потом Морт уже просто оглядел все эти красоты, и с неопределенным ощущением сказал. - А хорошо живут, сволочи. - Что-то у меня плохое предчувствие... - проговаривает Кэтрин, осматриваясь. - Как будто они не только с***нули, но и ловушку оставили... Но я всё же... - она подходит к ноутбукам. Как-никак, здравый смысл говорил, что пока нет явных признаков ловушки. Да и лишившись скорости, она полезнее всего была как хакер. - Я бы всё равно не расслаблялась, - напряжённо произносит Хелен, водя "Бизоном" из стороны в сторону и замыкая шествие. - И правильно бы сделали, - неожиданно раздаётся красивый, густой баритон с мягкой хрипотцой. Хелен вздрагивает и вскидывает руку с оружием в сторону источника звука. И от колонн с правой стороны зала отделяется чудная фигура, до этого момента никем не замеченная. Из тени выходит представительный ехидна в дорогом костюме в расцветке Гоэтии, с лихо надвинутой на голову федорой. Мужчина демонстрирует крепкое телосложение, полоски седины на голове и пышные, ухоженные иглы, выдающиеся из-под шляпы. Ясным и лукавым взором мужчина осматривает компанию, флегматично поджигая кончик зажатой в зубах сигары, словно наведённое на него оружие совершенно не боеспокоит его. Весь его образ сочится какой-то невидимой силой, а улыбка в сочетании со взглядом могут разить не хуже оружия. Особенно женщин. - Рано или поздно это должно было случиться, - загадочно произносит неизвестный, смерив Мортимера многозначительным взглядом. Морту на секунду показалось, что он попав в нуар-фильм, который вдруг стал индийским(ну или аналогом таковых у нас). И только что герой встал лицом к лицу с родным братом, с которым его разлучили в младенчестве. Теперь надлежало пуститься в пляс. Но Морт, понятное дело, не пустился. Просто подумал о том, сколько же иронии в том, что он и этот парень так похожи. Разве что этот... Лучше? Да, лучше. Примерно таким хотел бы быть Мортимер, примерно так выглядеть, таким же сильным, уверенным и хорошим собой. Но, конечно, без этого ощущения, прямо кричащего - "перед тобой плохой парень".   - Всегда знал, что не стоит доверять этим новомодным приборчикам. - Тихо сказал Мортимер в сторону Хелен, не сводя прицела со второго в этой комнате ехидны в шляпе. После чего обратился прямо к нему. - Да. Должно было. Но я планировал это попозже. - Ответил ехидна отстраненно. - Сейчас мне нужна рыбка покрупнее вас, мистер... не знаю вашего имени, так что не обольщайтесь, что весь этот бардак ради вас и вашего милого заведения. Кэт встаёт настороженная, берясь за оружие и на всякий случай смотря по сторонам. "Это у ехидн расовое, что ли?.." - Анжелика не рассказывала тебе обо мне, Морт? - с интересом спрашивает неизвестный и потом делает отмашку рукой, - ладно, не так уж и важно, я всё равно сменил то паршивое имя. - О, - Хелен присматривается к обоим ехиднам и, осознав не только сходство, но и глубинный смысл слов старика, только удивлённо протягивает, - оооо... - Да, этот город немного тесен, - пожилой мужчина кивает кунице, складывает руки на груди и добавляет, - так вы ищите Монтекуму? А вот этот поворот был абсолютно в духе индийских фильмов. Или одного культового фантастического. Примерно об этом бы и подумал Морт, если бы сейчас его мозги не встали в ступор, как от крепкого удара по голове доской. Голова мгновенно опустела, в ней не осталось ни одной мысли. Перед ним - его отец. Его, черт побери, отец! - Ах ты ублюдок. - Морта аж перекосило от ярости, и теперь он держал прицел точнехонько между глаз своего биологического родителя. - Сотри эту улыбочку со своего лица, иначе у меня скоро не останется ни единой причины оставлять тебя в живых.   Да, мама почти не рассказывала Морту об отце. А если и рассказывала - то в основном в негативном ключе. Папа, по ее описанию, был ветренным, лживым, насквозь лицемерным парнем, который боялся ответственности и бросал женщинв  самый ответственный момент. А потому Морту ни в коем разе не позволено было быть ветренным, в нем культивировалась ответственность, и беспощадно каралась любая ложь(что, впрочем, вынуждало врать еще больше). Но иногда, в случайно подслушанных разговорах с подругами, она вспоминала его и с благодушием, как неотъемлимую часть своей лихой и яркой молодости, которую она не совсем осознанно отобрала у Морта своим воспитанием. Поэтому Морт ненавидел папашу вдвойне. За то, что бросил маму и его, и за то, что жил ярче и легкомысленнее. А теперь его можно ненавидеть за то, что он - руководитель крупной криминальной структуры, запустивший щупальца коррупции в институты защиты правопорядка, убийца, мясник, лицемер и сволочь, с легкой руки которого едва не пристрелили его собственного сына. А теперь он еще в союзе с крупнейшим террористом и манипулятором, которого знал Фонтейнвард. - Да. Нам нужен он. - Подавив-таки свою ярость, ответил Морт. - Только это держит тебя на этом свете. Так что выкладывай. Кэт смотрит на эту сцену едва не с отвисшей челюстью. Старается не сбавить концентрацию, да всё ж она не машина... "Так, надеюсь, я в их моральные выборы не впутаюсь..." - Не сотру, - жёстко отвечает мужчина, - ты убил кучу моих друзей, но это - благодаря моей крови. В этой дуэли твои ставки не так высоки, как ты думаешь, так что повежливее. Ехидна продолжает улыбаться. Хелен хмуро бросает взгляды на антропоморфов, едва заметно вздрагивая ушками. Она впечатлена. - В первый раз вижу нечто подобное, - признаётся девушка и обращается к Бамбучче-старшему, водя перед ним стволом, - только без сюрпризов. Ваши люди, которые скоро подойдут сюда, не должны помешать нам. - Вот ведь, - хмыкает гангстер и делает неопределённый жест рукой, - я им скажу, конечно, чтобы не стреляли, но нам тогда лучше цивилизованно сесть за стол. Я вам расскажу про этого маньяка, коль интересно. - Ставки, хе. - Покривился Морт. - Будь ты так уверен в победе, ты бы уже меня убил. Так что шанс у меня есть, верно? Однако после дальнейшей беседы Морт пусть и нехотя, но отводит прицел от отца. Но из рук оружия не выпускает. Чинно усаживаясь за стол, Морт демонстративно закурил. - Маньяк, а? - Повторил Мортимер. - Так себе характеристика для друга и союзника. Или он просто в своей обычной манере держит тебя за яйца железной хваткой, как и половину города? Кэтрин садится осторожно, словно стул заминирован. Если навык стрельбы у папаши ещё круче, чем у сына, то их дела плохи. Смотря на Морта, девушка думает, не желает ли тот покрасоваться перед отцом - мол, "смотри, я не менее крутой, чем ты"? - Когда тебе будет лет так шестьдесят, ты поймёшь, - произносит Бамбучча-старший, не спеша идя к креслу со своей стороны, но ближе к выходу из зала, - мда. Хелен с подозрением смотрит на своего кровного врага, но ничего не говорит. Девушка садится лицом к выходу из зала, держа оружие наготове. Гангстер чинно садится в кресло, резко повернув его к столу, и говорит, пройдясь взглядом по компании, но остановившись на ехидне. - Ты, видимо, не понимаешь, что такое мафия. Не в наших интересах превращать Фонтейнвард в скотобойню, как того желает Монтекума, - сурово сказав это, мужчина берёт двумя пальцами сигару, затягивается и ненадолго вытаскивает дорогую палочку изо рта, выпустив облачко дыма. - Монтекума появился в Казино полгода назад со своей, якобы, ассистенткой. Начал грести деньги лопатой. Дошло до того, что он выиграл кругленькую сумму в "Имперской Рулетке", сыграв с пятью патронами в барабане боевого револьвера из шести. Конечно же, мы такого не ожидали и собирались... поговорить с ним. Вот только вот, неожиданно "хилая ассистентка" размазала моих ребят по стенам и этот парень спокойно свалил с деньгами. Эти деньги он использовал в просто потрясающей коррупционной схеме. Мы за какой-то месяц остались без настоящих связей и нас подвесили на крючках. - Вопрос вряд ли в возрасте. - Ответил Мортимер, потягивая никотиновый дымок. Хелен, конечно, это не нравится, но ввиду ситуации она должна понять. - Значит, Монтекума просто пришел сюда и обыграл казино? Можно поверить, что он заранее взломал все ваши деньговыжиматели, подкрутив шансы в свою пользу, но револьвер, кажется, не взломаешь. Парадокс, но сейчас он мысленно снял перед Монтекумой шляпу, и похлопал его по плечу. Его папашу не просто победили, а крепко унизили, причем вместе со всей его так называемой мафией. А затем - "подвесили" ее. Жаль только, что Монтекума сделал это лишь ради того, чтобы устроить конец света локального масштаба. - Хотел бы я знать, что за трюк он провернул. - Задумчиво произнес Морт. - "Подвешиванием" же дело не ограничилось? Они что-то проворачивают, используя вас? - Револьвер практически как у тебя, чистая механика, патроны наши, всё проверено, смазано и отлажено. Более того, мы даже не смогли найти никаких следов шулерства в его игре. Этот сукин сын действовал на чистой удаче. Ладно, уже не важно, - заткнув рот сигарой, старик раздражённо отмахивается, - естественно, он что-то проворачивает, но мы только один из его инструментов. С его последним сообщением нам предельно ясно, для чего мы ему нужны. - Чистая удача. Или он гениальный математик, мгновенно высчитывающий в уме вероятности. В любом случае, час от часу не легче. - Мортимер снова затянулся, повторив жест Бамбуччи-старшего(или как он там себя называет теперь). - Зачем же? - Увидишь. Гангстер криво ухмыляется, пожевав сигару, и вытаскивает из кармана некий пульт, смахивающий на телевизионный. Но капитан вдруг прерывает жест мужчины исключительно профессиональным вопросом, сверля собеседника взглядом: - Кстати, как выглядела "ассистентка"? - Вот, не помню. Должна быть фотография с камер наблюдения, - отвечает дон Казино. Он явно не любит, когда его отвлекают. Куница популярно поясняет: - У меня появилась мысль, что она и есть наша главная подозреваемая по ряду дел, в том числе, подозреваемая в убийстве сотрудников той несчастной Академии, - и снова акцентирует внимание на пульте. Со стороны коридора слышится топот ботинок и несколько человек врываются в зал, наводя шороху. Да, всё те же мафиози в костюмах и с оружием наперевес. Они слегка теряются. - Возможно, - пожимает плечами старик и поднимает свободную ладонь вверх, обращаясь к подкреплению, - джентльмены, у нас идут переговоры. - Ладно, - глухо говорит, судя по всему, старший по званию в иерархии Гоэтии. Опустив стволы, компания отходит спиной к дверям, но не покидает помещение. Отец Морта щёлкает кнопкой пульта и пространство над проектором вспыхивает, демонстрируя в полный рост Роджера Дилмора. - Похоже, вы теряете хватку, мистер Кополла, - издевательски говорит Монтекума, - позволить взорвать больницу, немыслимо! Несколько тонн прекраснейшей наркоты обращены в пепел. Похоже, вы намеренно не хотите работать, как надо. Это называется вредительством, знаете это? По идее, я должен вас наказать, но так делают только глупые боссы. Как умный человек, я хочу предложить вам мотивацию. Кое-что, что само собой подстегнёт вас работать лучше. Сегодня в десять часов дня соберётся Чрезвычайный Городской Совет. Он будет обсуждать необходимость помощи извне. Во время собрания кое-что случится... с участием вашего бывшего друга, мистера Принса. Мотивация будет заключаться в том, что если вы не будете развивать войну против Влада и против Братства Атласа, общественность узнает о том, кто на самом деле стоял за спиной Эрвина тогда, полгода назад! Но это будет не всё, потому что Эрвин вернётся, устранив городской совет. А кто стоит за спиной Эрвина! Пу-ху-ху-ху! Вы не сможете помешать этому, сами знаете, какой у меня уровень контроля за киберсетью Фонтейнварда, так что либо делайте всё как надо, либо толпа вас красиво линчует и полиция даже поможет ей. У меня всё! Голограмма испаряется. Хелен хранит гробовое молчание. Бамбучча-старший тоже. На часах 10:25.  Мортимер с обреченным сопением хватается пальцами за переносицу, и тихонько ругается, стукнув рукоятью пистолета по столешнице. Монтекума опять их опередил! Опять эта сволочь на два шага вперед! Уже 25 минут как могло случиться непоправимое. А потом ехидна распрямляется словно пружина, резко вскакивая из-за стола, и тут же напрягая этим всех присутствовавших телохранителей. - Сейчас же в здание Городского Совета! - Выпалил он, наплевав, что у него есть препятствие в виде охраны казино. - Надеюсь, там перебили еще не всю нашу прогнившую верхушку!  Потом Морт наклоняется к отцу прямо через стол, напрягая охрану еще больше, но даже не замечая этого. - Прежде чем мы сорвемся и побежим отсюда к горсовету как ужаленные,ответь на пару личных вопросов. - Морт смотрит прямо в глаза мистера Бамбучча, Копполы или кто он там. - Первое: как тебя теперь называют? Не хочу звать тебя папой. И второе: та речь, о твоей крови - это просто фигура речи, или я и впрямь стреляю как Джон Уэйн потому, что у тебя какие-то модификации прямо в генетическом коде, передающиеся по наследству? - Для тебя моё имя - дон Фредерик Кополла, - надменно говорит гангстер, воткнув догоревшую сигару в пепельницу, после чего задумчиво высказывается, - да, это фигура речи. Ты можешь сколько угодно строить из себя хорошего парня, но против генетики ты не попрёшь. А теперь проваливайте. У Монтекумы на вас свои планы, так что, я уверен, пристрелить вас здесь и сейчас будет только милосердием с моей стороны. На этих словах дон делает знак своим людям и они отходят в сторону от дверей. Но не спускают глаз с незваных посетителей. Кополла остаётся сидеть за столом, долгим взглядом смотря через окно на туманную панораму накрытого куполом мегаполиса.
  2. Подводная Ловушка

    Своеобразные ощущения - делать всё под носом. Конечно, сознание говорит, что плащ работает, и если не будет форс-мажоров, значит, всё идёт как надо, но инстинкты протестуют против этого, думая, что её видят. Сделав дело, Кэтрин начинает судорожно шептать в рацию: - Ребят, идите скорее, камер пока нет, но времени мало, если потом камеры вас застукают - я с этим ничего не сделаю. Сама она тоже направляется на дальнейшие поиски. Мортимер коротко ответил в рацию. - Понял. Вот сейчас ему и пригодится многократно отработанный навык скрытного и быстрого перемещения в неподходящей для этого одежде. Кивнув Хелен, мол, пора, ехидна устремился туда, где "казино Гоэтия" меньше всего желало видеть посторонних - через КПП. Кэтрин пересекает парковку, прибижаясь к служебным выходам башни. Тут есть парочка членов мафии, которые что-то обсуждают. И несколько камер, наблюдающих за четырьмя обычными дверями и одним грузовым терминалом. Последний открыт. - Влад совсем распоясался, а наш босс всё чего-то ждёт. Давно пора добить его, - говорит один из парней в смокингах. - Бить надо с умом, - возражает второй, - к тому же, у босса итак там что-то непонятное творится. И ещё возвращение этого типа... Парень качает головой. В это время Морт, пригнувшись, проскакивает мимо КПП и попадает на закрытую территорию. Следом за ним крадётся Хелен. - Двое, Влада хаят. - скороговоркой шепчет Кэт в рацию и подходит к ним, чтобы по ту сторону рации услышали, заодно включив диктофон. Морт не ответил Кэтрин, чтобы не создавать лишний шумовой фон, и принялся планировтаь свой маршрут. Морт желал двигаться быстро, но как можно меньше находиться на открытом пространстве, и считал наиболее оптимальным двигаться между автомобилей и колонн. Заодно он выискивал проходы, и припоминал карту, показанную Кэтрин, пытаясь найти какие-то расхождения и несоответствия с ней. Например, проход, который не отмечен, или лишняя дверь с навороченным замком. Ну или даже отличия в текстуре стены - если все настолько законспирировано. Если ничего такого нет - Морт юркнет в ближайший проход, который ведет вглубь казино. Может, тайное убежище находится вообще в кухонном холодильнике, мало ли. Надо честно признать очевидное - никакими секретными ходами тут и не пахнет. Люди в синем чувствуют себя здесь, как дома. Вряд ли у мафии, имеющей большие связи, возникнут проблемы с проверками или чем-то в таком духе. Поэтому выбор невелик, и пока спешить не стоит. Могут заметить. Да хоть те же двое, к которым подбирается Кэтрин. Один из них разводит руками и вопрошает: - Вот кстати да, на кой он нам вообще сдался? И не поленились ведь его вытащить с рудников! - Вроде бы, у него ещё есть какие-то контакты? Уж "шестёрок" у нас итак хватает, что ещё с этим полковником возиться. - Эй, что это было? - неожиданно один из парней всматривается в сторону Кэтрин. - Ась? - второй оборачивается туда же. - Не знаю. Будто... тень шевельнулась... Кэт замирает как вкопанная, старается не шевелиться и даже дышать тише. "Тебе показалось, тебе показалось, мистер крутой костюмчик..." - думает она, словно пытается телепатически загипнотизировать его. Да, всё же плащ-невидимка - это не кольцо всевластия... Она ждёт пока они перестанут на этом акцентироваться, чтобы потихоньку отойти куда-нибудь в тень. Ну, или по ситуации. Элегантные гангстеры разглядывают пустоту и задумчиво чешут затылки. - Кажется, привиделось... - Нервная у нас работа, а? - Не то слово. Разговор угасает сам по себе. Кэтрин удаётся ускользнуть в сторону от мужчин. К тому времени Мортимер и Хелен занимают позиции со стороны длинного цветочного ящика из камня. - Кэт, обеспечь нам проход через дверь, - радирует куница.   Морт тем временем осторожно контролирует ситуацию, выслежиая, чтобы никто не подошел к ним на опасно-близкое расстояние, или не слишком внимательно смотрел в этом направлении. - И все-таки, у мафии есть какой-то особый шарм. - Есть. - говорит Кэт и пытается зайти за мафиози так, чтобы напасть на них как можно внезапнее - со спины, сбоку... Кэтрин незаметно подкрадывается к двум скучающим гангстерам и на ускоренных рефлексах бросается на них. Две хари медленно расплываются в крайнем изумлении, угрожающе открывая рты. Но в то же мгновение хук левой впечатывается в лицо первого парня, вышибая из него дух и сопли с кровью. Второй головорез нокаутируется хуком правой. Девушка успевает подхватить тела до того, как они ударятся о землю. Хелен смотрит на это зрелище с открытым ртом. Кажется, она хочет что-то сказать, но почему-то молчит, подняв вверх указательный палец. Через пару секунд перст сгибается и куница пожимает плечами. Её мордочка сейчас выражает то чувство, какое бывает у людей, которых неправильно понимают, но которые соглашаются и с таким вариантом, находя его удовлетворительным. Ушки Хелен дрожат и вращаются по сторонам, но всё тихо. Гангстеры не замечают потери двух товарищей. Выдохнув, капитан полиции радирует: - Займись камерами, тела мы прихватим потом, по пути. В ответ на жест куницы Кэт лишь театрально пожимает плечами. А как ещё можно было? Кстати, почему-то бить товарищей в дорогих костюмчиках было особенно приятно... - Есть. - отвечает девушка и отправляется искать пульт. План первого этажа не врёт. Недоговаривает, но размещение коридоров и комнат соответствует документации. Следующий локальный терминал безопасности обнаруживается в помещении для разгрузки автофургонов. Он тоже висит на видном месте, рядом с "полевым офисом" из парочки письменных столов. В помещении, местами заставленном ящиками, есть три неудобных человека и вращающаяся из стороны в сторону камера. Один грузчик курит, сидя на контейнере, а второй перебрасывается фразами с клерком, погрузившимся в компьютер. Кэтрин берёт искушение взять и разделаться со всеми так же, как с гангстерами. Но нет, нельзя. Мысленно кроя матом ни в чём не повинных людей, как иногда ругают косяк, об который ударишься, Кэт думает, как бы их отвлечь. Нашептать кому-то что-то аки Сверчок Джимини? Смешно, смешно. Вторая мысль более удачна, хоть и тоже рискована. Кэт подходит к ящику, падение которого могло бы отвлечь наблюдателей. Всё нужно выполнить чётко: как бы движения ящика не показались подозрительными, и как бы затем при стремительном движении к пульту не сверкнуть пяткой... Морт тем временем занялся уборкой тел, но кажется, негрузоподъемному ехидне понадобится помощь. Еще хотелось бы найти удобное место для сокрытия - емкость вроде шкафчика или мусорного бака. Самым простым решением для Кэтрин при заявленных условиях становится небольшой толчок плечом штабеля из контейнеров. И без того стоящие как попало друг на друге ящики вначале грустно покачиваются, а потом с заунывным свистом падают вниз. Бац! Бац! Бац! Грохот слышат даже Мортимер и Хелен, занятые упаковкой и укладкой тел в традиционные для таких дел кустарники. Шкафчиков снаружи нет, а урны маловаты для гангстеров, если только их не расчленить. Зато типчики хорошо укладываются в растительных контейнерах. Шум привлекает внимание нескольких "синих смокингов" снаружи. Они достают пистолеты и медленно подходят к зданию. - П*доры!!! Ротозеи!!! - орёт благим матом клерк с перекошенным от испуга и злобы лицо. Он вскакивает, как ужаленный, и в ужасе смотрит на ящики. Возможно, клерк зол на торопящихся исправить всё грузчиков и боится возможной кары, но Кэтрин пока что волнует терминал. Она подкрадывается к нему и проводит "тёмный" ритуал практически на пределе возможностей. И вот, вновь время не на стороне детективов. Морт тихонько матерится, и, в спешке заканчивая возиться с телами, хватает за руку Хелен, чтобы вместе с ней быстро и как можно менее шумно уйти в какое-нибудь укрытие. Своему спутнику-робоглазу он также отдает соответствующий приказ. Кэтрин постаралась убраться как можно поспешнее. Про себя поругиваясь на надобность "попасть в ритм" - чтобы и скорость была повыше, и чтобы плащ при этом не слишком колыхался. Ей, конечно, уже не раз приходилось "попадать в ритм", но именно таким образом - ещё нет... Кэтрин покидает погрузо-разгрузочный терминал, оставив гоэтинцев в совершенных непонятках. Она пропускает мимо себя ещё парочку привлечённых шумом людей, выбежавших из коридора неподалёку, и скрывается в подсобных помещениях первого этажа, где встречается с Хелен и Мортимером. Они сами под шумок прокрадываются к одной из дверей и вторгаются в здание. Собравшись в полутёмном помещении с уборочным инвентарём, куница поправляет волосы и спрашивает: - Итак, мы в здании. Что будем искать? - Отслеживать, где они собираются?.. - проговорила Кэт. - Я могу сподобиться делать это в плаще... И отправить нимбату... - Мне кажется, искать надо тех, кто не похож на персонал казино и ребят из мафии. - Предположил Мортимер. - Посетители все в игоиных залах, так что здесь такими могут быть только те, кого здесь прячут. Проверь план, где тут можнтразместить достаточно большое количество людей. Только пентхаус и два игорных зала ("Ретро" и "Нео") на первом этаже подходят для скоплений людей. Наверх идут несколько лифтов как со стороны залов, так и со стороны служебных ходов, по центральному "стволу" башни. - Таких тут может и не оказаться, - весомо замечает Хелен, - в идеале стоило бы добраться до главаря и потрясти если не его, то хотя бы его апартаменты, кабинет, компьютер, документы... словом, поковыряться в некотором дерьме. Только вот уровень охраны у него может оказаться куда более серьёзным, чем тут. Так что если не он, то хотя бы стоит попробовать найти хоть какую-то значимую информацию. - Ладно. - Согласился Мортимер. - Кэт, глянь где тут прячется администрация, и выдвигаемся туда. Лучше чем метаться по зданию, прочесывая его поэтажно.
  3. Подводная Ловушка

    Кэтрин несколько морщится от увиденного (это, конечно, не кровавое дерьмо, которое ей приходится видеть по долгу детектива, зато тут противность сочетается с мыслями о том, какой это жалкий человечишко, как и те, кому рекламируется) и сообщает по рации: - Я у торгового центра "Жемчужина". Здесь реклама средства для потенции, там мужик прикрывает, кхм, сердце, ну вы понимаете. Девушка чуть не разражается нервным смехом. Да, что приходится сообщать! - Я у казино. - Последовал ответ. - Тут сердца только на трусах у статуи "клиента", которого ободрали как липку. Я сейчас осматриваюсь внутри. По радио слышны смешки Хелен. Но через пару секунд она собранно радирует: - Вас поняла. Я рядом с развлекательным центром "Пантеон", и тут ничего особенного не вижу. В сумме у нас пока всего один "железный" символ, чтобы и самый туповатый мог понять, куда идти. И этот символ мне не очень нравится. - А я бы сказала, пятьдесят на пятьдесят. - заметила Кэтрин. - Так что, собираемся вместе на одном, или исследуем параллельно оба варианта? - Не вижу тут ничего "железного". - Хмуро ответил Морт. - Зато вижу, что тут полно моих старых недобрых знакомых. Это казино - "Гоэтия", которым недавно попортили кровь Дин и Лукреция. А в прошлом... Я, конечно, не могу быть уверен до конца, но несколько косвенных фактов указывают, что именно они дергали за нитки того комиссара, который едва не вышиб мне мозги. Помолчав, Морт добавил. - Хорошо быть туповатым, в черепе есть свободное место, чтобы мозг немного разминулся с пулей. - Лучше навалиться сообща на что-то одно. Так будет быстрее и безопаснее, - отзывается Хелен в ответ Кэтрин и потом некоторое время молчит и задумчиво изрекает, - "Гоэтия". По хорошему, если и расследовать это место, лучше попробовать лезть туда не через главный вход. - Окей, направляюсь к Гоэтии. - говорит Кэтрин, ибо доводы за это действительно убедительны. - Филя, возвращайся. - командует она нимбате, которой была дана рация, раз уж всё равно Зигфрид не пошёл. - Ладно. Встретимся здесь же. - Следует ответ. - Пшшш, пшшш, - в рации слышится какое-то шипение и чей-то неясный писк. - Потрясающе, - неопределённо комментирует Хелен и более адресно добавляет, - скоро подойду. Кэтрин первой добирается до пресловутой статуи и вскоре к ней присоединяется её зверёк, едва нашедший девушку в окружающем скоплении людей. Потом к месту подходит и капитан Мендез. Последняя фыркает, рассмотрев "памятник", и бросает долгий взгляд снизу вверх на приземистую башню. Кэтрин гладит нимбату, приняв её обратно за пазуху, но застегнувшись не слишком сильно, и шепнув, чтобы она летела прочь, если они вступят в потасовку. На "памятник" у неё нет той же реакции, что у Хелен, на фоне того кандидата в "любовники", что ей попался, этот смотрится даже по-своему симпатично. Увидев взгляд полицейской и тоже оценив здание, её бывшая коллега достаёт КПК и пытается доступными средствами добыть план строения. - Минутку... - говорит она. Последним из-за памятника выходит Бамбучча, который явно настроен скептически. Дело в том, что он в слово "любовник" вкладывал более общее значение - он представлял себе не застигнутого на месте преступления любителя чужих жен, а красавца-мужчину с обложек женских романчиков, которые читала его мама. Эдкий мачо южных кровей, в распахнутой настежь рубашке, обнажающей рельефную грудь, который зажимает в объятиях млеющую красотку, целуя ее в шею и проводя бутоном сорванной розы по готовой оголиться груди. Мама зачитывалась подобным чтивом и засматривалась подобными фильмами - это напоминано ей о ее лихой молодости, и, как Морт потом понял, о таком же горячем красавце, который являлся его биологическим отцом. Но если Хелен не ошибается в своем чутье, то видимо, у этой статуи был не романтический, а анекдотичный образ. - Может, пройдем через пожарные выходы? - Предлагает Мортимер. - Они должны быть открыты всегда. Хотя, они, конечно, охраняются. Но охрану можно как-нибудь отвлечь. Кэтрин удаётся найти только планы первого этажа с игорными залами, этажей башни с жилыми комнатами, и схему вершины "Казино" - пентхауса. Это только общие чертежи, предназначенные для городских служб на случай чрезвычайных ситуаций. Хелен бросает взгляд на Мортимера и с хмыканьем говорит: - Попробовать можно, но надо держать в уме, что там не только охрана, но и камеры. - За камерами кто-то смотрит, или это целиком и полностью автоматика? - Это надо выяснять отдельно. Навскидку мы можем предполжить и то, и другое одновремнно, - Хелен пожимает плечами. - Тогда пусть этим займется Кэт. - Предложил Мортимер. - А мы уже проберемся внутрь, когда все будет готово. Кэт задумчиво шепчет: - Хмм... Морт, а не одолжишь ли свой плащ?.. Я могла бы попробовать проникнуть к терминалу безопасности... Морт без лишних слов и комментариев отдал Кэт свой плащ. А про себя подумал. - "Впервые раздеваюсь для женщины."
  4. Подводная Ловушка

    Морту, в принципе, не было разницы, куда смотреть. Созерцать ли величественные красоты океана, или оценить контраст жалкого быта среднестатисического жителя периферии на фоне этого природного величия - все равно Морт видел это уже столько раз, что у него давно закончились меткие сравнения и удачные метафоры, которые так любили герои его любимых книг. А жаль - ведь сейчас Морт распутывает первое свое настоящее, с самой большой буквы, Настоящее дело. Здесь просто само провидение велит держаться в образе. Но Бамбучча надеялся, что такой случай еще представится. "Зона Риска", значит. Какая ирония - для Морта это название актуально как никогда. Ужасное заведение, что с точки зрения здравомыслия, что с точки зрения гражданского долга, что с точки зрения эстетического вкуса. Отвратительная музыка, отвратительный контингент, наркотики - настоящая злокачественная опухоль, разросшаяся на целую улицу. - "Только вырезать ее бесполезно." - С тоской подумалось ехидне, и тот вошел в бар, чтобы осмотреться. Входя в заведение, ехидна замечает на стене коридорчика запрещающие знаки: "без оружия", "без животных", "без собственных напитков"... Внутри бар разделён на несколько помещений. Во-первых, комнатка с "охраной" - несколько панков и вышибала, которые присматривают за гостями. Во-вторых, два зала с собственными барными "стенками", столиками и стойками с колоннами. Почти ничем не отличаются друг от друга, но во втором зале есть расширение - "игровой уголок", где можно сыграть в бильярд или попробовать себя против современного "однорукого бандита". Есть помещения для VIP-персон, есть сортиры, есть парочка служебных дверей для барменов. Контингент, как и подобается, "на вкус и цвет товарища нет". Пёстрый. Группа моряков играет в бильярд, некий клерк "насилует" игровой автомат. И много других людей и фуррей, которые приходят сюда выпить либо с компанией, либо в одиночку. Морту в душу закрадываются сомнения. Не так он себе представлял наркопритоны, не так. Да, не уютное и недорогое кафе, но и не притон - охрана, какие-то даже правила(при взгляде на табличку "без оружия" Морт с нервозностью вспомнил о своей наплечной кобуре с револьвером), разнообразие развлечений - в общем, не занюханная и тесная конура, вдоль стен которой валяются с пустыми взглядами горстки "торчков". Надвинув шляпу на глаза, ехидна отправился прямиком к бармену. - Эй, приятель. - Облокотившись на стойку, и надвинув шляпу на глаза, Морт принял максимально-нуарный вид. - Что у тебя тут есть интересного для парня, который слишком устал от этой рутины? Бармен, который залихвастки вращает в руках баночку с коктейлем, поднимает взгляд на Морта. Внимательно смотря на него, парень хрипло отвечает: - Выпивка вся у тебя перед глазами, - и поворачивает к ехидне монитор с прайс-листом, а потом вкрадчиво спрашивает, - или хочется... чего-то более "улётного"? Разговор сам пошел в то русло, в которое Морт хотел его направить. Внутри возликовав от удачи, ехидна ничем внешне не выдал этого, и все тем же голосом "парня, слишком старого для этого дерьма", сказал. - Ты чертовски прав. Все то, что у тебя на прилавке, уже не способно унести меня прочь с этой планеты. Так что мне и правда нужно что-нибудь новенькое. Чего еще никогда не пробовал. - Тебе туда, - бармен показывает на одну из VIP-дверей, с лёгкой угрозой в голосе добавив, - если увижу здесь твою "улетевшую" харю - пожалеешь. - Угу. Морт без лишних слов поднялся с места, и отправился прямиком по указанному направлению. И чем ближе он подходил к двери - тем больше он нервничал. Не привык еще ехидна иметь дело с настоящим криминалом, и теперь морально готовился к чему угодно, перебирая в голове варианты собственных действий. Пройдя через дверь, Мортимер оказывается в коридоре с обшарпанными стенами. Через пару шагов коридор тут же разветвляется на две стороны. Охраны здесь не видно, зато есть по углам камеры видеонаблюдения, которые вращаются из стороны в сторону. Одна ветка идёт вдоль выходов в залы бара, напротив которых есть несколько дверей. Другая ветка тоже предлагает несколько дверей и к концу заворачивает в сторону. Видимо, коридоры образуют собой квадрат. Все двери расположены в архитектурных нишах. С беспокойством глянув на камеры наблюдения, Морт остановился у развилки, раздумывая - а куда же ему теперь идти? Чертов бармен, не мог чтоли указать направление получше? Теперь плутай тут, тыкайся в двери. Может, эти двери - просто место, где можно "закинуться" без посторонних глаз? Морт выбрал вторую ветку, и отправился по ней. Одним слухом Мортимер может догадаться, что VIP-персоны пребывают в астрале - они сидят в запертых комнатах и предаются своим развлечениям, неприятным глазу любого адекватного человека. За одной из дверей ехидна даже слышит мерзкие звуки оргии. Следует идти дальше и повернуть в ещё один коридор. Здесь уже нет таких "гостевых" комнат, зато есть подсобные помещения и выход на "задний двор" через коридор, ответвляющийся в центре. Напротив него есть ещё одна дверь, за которой Морт может услышать... звуки избиения и чьи-то короткие вскрики. Дверь "Администратора". Вот теперь это куда больше похоже на наркопритон. Пусть и более "чистенький", но от того не ставший менее отвратительным. Точнее, менее отвратительными не стали его посетители. Омерзительное, должно быть, зрелище. И омерзительный бизнес, и все люди, которые к нему причастны. Каким же цинизмом надо обладать, чтобы подсаживать людей на такое? Так-так. Кажется, у здешней администрации сейчас идет жаркое "совещание". Морт тут же припал к стенке, положив руку на рукоятку пистолета, а вторую протянув к ручке двери, чтобы медленно приоткрыть ее, и заглянуть в комнату. - Видишь ли, друг мой, - слышит Мортимер красивый, и при этом безжалостный, мужской голос, - перед тем, как черти будут тебя собирать по кусочкам в аду, нужно сделать для них хорошую отбивную. В полутёмном помещении частный детектив сначала замечает несколько трупов наркоманов и охранников заведения, валяющихся штабелем у стены. У них либо проломленный череп, либо несколько дыр от пуль в теле. Ближе к центру разгромленного "кабинета" Мортимер замечает пару силуэтов. Первый - это привязанный к стулу парень в белой рубашке и чёрных брюках. Он так избит, что почти весь верх его одежды пропитан кровью. Второй силуэт принадлежит мужчине, который одет в чёрный свитер с кожаными накладками, тёмные вельветовые брюки и чёрную шапку. Он держит в руках тонфу и ходит вокруг привязанного. А вот этого Мортимер не ожидал. Это было совершенно не по плану. Он еще не успел привыкнуть к виду мертвых тел и тел, которые уже почти дошли до мертвого состояния. Он не привык иметь дела с людьми, которые вот так легко превращают живые тела в мертвые при помощи тупых, продолговатых предметов. Это ведь совсем иной уровень жестокости - пистолет позволяет отделить себя от жертвы, не смотреть на нее так близко, не дать сознанию лично прочувствовать убийство. Дубинка - это иное дело. Такое убийство требует личного контакта, приложения силы в конкретную точку, и к тому же как правило оно долгое - сколько раз нужно ударить, сколько костей сломать в теле? Этого просто не выдержит тот, кому не по вкусу этот процесс. Особый сорт садиста, эдакий пещерный человек с дубиной, только засунутый в современную упаковку. А теперь Морту, возможно, придется и самому убить. А готов ли к этому сам Морт? Он еще ни разу не целился в людей, и уж тем более - с намерением, если что, спустить курок и оборвать чью-то жизнь, пусть даже это жизнь человека, который убивает своих жертв забиванием до смерти. Морт потихоньку, очень плавным движением взвел курок, не вытаскивая пистолета, чтобы слегка приглушить щелчок под одеждой - а затем потянул оружие из кобуры. Если человек за дверью не начнет избивать парня в рубашке - Морт останется слушать дальше. Но если тот хоть замахнется - он немедленно раскроет дверь и окрикнет парня с дубинкой, взяв его на прицел. Парень в чёрном не собирается останавливаться на достигнутом и замахивается для нового удара. Избиваемый успевает только сжаться и закрыть и глаза, когда в помещение врывается Мортимер. Замахнувшийся парень удивлённо смотрит на детектива - и в этот момент ехидну на прицел берёт ещё один убийца, который стоит в углу помещения, в "слёпой зоне" двери. Он наводит пистолет с глушителем в голову Морта и явно не собирается церемониться. Но палач, который вовсе не теряет самообладания и стоит с поднятым оружием, окликает его: - Прохладнее, Антон! - и второй мужчина хмурится, но мозги Морта остаются в сохранности. Оба гангстера одеты как один. У центрального довольно приятное лицо с правильными чертами, а у его невысокого напарника оно более квадратное и с рубцами. - Не очередной отморозок в поисках свежести, и не похож на профессионала из "Казино". Кто же вы, мистер? - улыбаясь, спрашивает центральный бандит у Бамбуччи. Отсутствие опыта сказывается негативно. Попался на такую детскую уловку. Даже и не подумал, что бандит может быть не один. А еще думал, дурак, а сможет ли выстрелить, боялся - а бояться надо того, что прямо в висок ему целится тот, у кого точно рука не дрогнет. Скосив взгляд на парня с пистолетом, и запомнив особые приметы, Бамбучча медленно опускает пистолет, показывая, что передумал дурить и признал поражение. - Посмотрите на меня внимательнее, и попробуйте догадаться сами, мистер. - В той же манере ответил Мортимер, пытаясь не выдавать, что он нервничает. Получалось так себе - глаза бегают, голос дрожит в такт поджилкам, а от нервов лицо Морта перекосило в напряженной гримасе, похожей на кривую усмешку. - Шляпа. Револьвер. Крик "стоять". Желание задавать вопросы. Ну кем я могу быть? Опустив руки, некто обходит испуганного смотрящего по сторонам пленника и встаёт прямо перед Мортом, осматривая его. Сделав лицо а ля "не плохо" и покивав головой, гангстер произносит: - Детектив. Как в тех комиксах. Частный. Я прав? - парень снова улыбается. - В яблочко. - Хмуро подтвердил Мортимер. А затем через плечо собеседника взглянул на связанного. - Его вина перед вами настолько ужасна, что иного выхода нет? Он - довольно важное звено в моем расследовании, и мне бы хотелось, чтобы он попал на допрос, а не в морг. Вы выглядите благородным гангстером, мистер. Его жизнь может быть чем-то выкуплена? Отведя взгляд в сторону, гангстер снисходительно усмехается и качает головой. - Видите ли, мистер Детектив. У нас тут гангстерская война, а этот парень работал на моих злейших врагов. Доигрался, милейший, - неизвестный разводит руками и смотрит прямо на Бамбуччу, - но если вам нужен только он, что же, можете допросить его. У вас есть десять минут... если вам покажется мало, могу дать пятнадцать. Потому что... Гангстер достаёт детонатор и кивает в сторону стен, на которых Мортимер замечает нечто, похожее на взрывпакеты. - Потому что я собираюсь взорвать этот клоповник. С вами, или без вас, но лучше, конечно, без вас, так что не советую терять время. Могу оставить эту вещь, если вам будет трудно разговорить его, - парень демонстративно поднимает тонфу. - "Мать честная, он же гребаный псих!" - Подумалось Бамбучче. - "Это же гребаные бомбы! Сколько людей тут погибнет?!" - Обойдусь. - Бесцветно отвечает Мортимер. А потом взглянул на избитого драгдилера. - Вряд ли его напугает избиение, если он знает, что ему осталось жить максимум десять-пятнадцать минут. Лучше всего - пятнадцать Лихорадочно думая, как теперь выкручиваться, спокойный внешне Мортимер пододвинул к себе стул, и присел на него, чтобы спинка была перед ним, и на нее было возможно положить руки. - Могу я поинтересоваться вашим именем? - Осведомился детектив у пленника. - В его интересах умереть без серьёзных мучений, разве нет? - тоном человека, полностью контролирующего ситуацию, говорит гангстер, - а то можно и что-нибудь похуже придумать. - Сволочь..., - сломанным голосом говорит избитый и поворачивает жуткое лицо к Мортимеру, - Пауль Сципелли. Мортимер невольно сморщился, и отвел глаза от несчастного Пауля. Ему казалось, что после такого избиения вообще невозможно остаться живым, даже если его не пристрелят или не взорвут. Да, он наркоторговец, циничный ублюдок, но это осознание совершенно не помогает Морту смириться с тем, что он видит. Однако Морт решил пойти на блеф. - На самом деле у меня есть более достойное предложение для мистера Сципелли. Жизнь. Пусть даже и в тюрьме. Мортимер как бы невзначай свесил руку с пистолетом, и заговорил, опасливо посматривая на парня по имени Антон. - Мистер Сципелли. Я - частный детектив Мортимер Бамбучча, веду расследование дела о производстве и распространении наркотических средств на периферийных уровнях. Меня нанял сам комиссар, и обещал всестороннюю помощь и поддержку  в этом расследовании. Так что вы должны понимать, что все это очень серьезно. Мортимер обернулся в сторону двоих славян, и дополнил. - Между прочим, прежде чем сюда ворваться, я воспользовался полномочиями, и запросил поддержку полиции, так что я бы не рекомендовал вам здесь задерживаться, чтобы не объяснять господам офицерам, откуда здесь такой беспорядок. Они прибудут раньше, чем дотикает таймер, а разговор с мистером Сципелли у нас будет долгим. А потом Морт выразительно посмотрел на Антона, крепче сжав рукоять револьвера. - Опережать события я бы тоже не рекомендовал. Выход найдете сами, джентльмены, у вас не так много времени. Но за помощь в расследовании я просто забуду о том, что вы здесь были. Меня интересует только допрашиваемый. - Эх, - вздыхает главарь и говорит Антону, - идём, мой дорогой друг. Но, в свою очередь, не могу не ответить вам той же монетой, мистер Бамбучча. Двое в чёрном останаливаются у входа, а мрачный парень со шрамами всё ещё целится в Мортимера. Улыбчивый парень объясняет: - Видите ли, я не сторонник убийства полицейских, поэтому взорву бомбы ровно в тот момент, когда они прибудут сюда. Так что, советую вам тоже покинуть это место вместе с нами, если, конечно, вы не блефовали. Если это был блеф - я отсчитаю пятнадцать минут, как и говорил. Я, Владислав Лем, человек слова. Сказал, что взорву - значит, взорву. И, прошу вас - не трогайте взрывчатку. Она может сдетонировать и от прикосновения небрежных рук. Увидимся! Помахав рукой, гангстер и его напарник уходят. - Держите свое слово, мистер Лем. Это редкая черта в наше время - Ответил Мортимер с улыбкой. И тихонько добавил. - И исключительно полезная в данной ситуации... Как только Мортимер остается один на один с избитым администратором, он говорит. - Я могу вытащить вас отсюда, если вы уложитесь в десять минут, пока будете рассказывать мне, откуда получаете товар, и с кем ведете этот грязный бизнес. Но если вы будете слишком упираться, я просто уйду, оставив вас здесь. Мне еще организовывать эвакуацию клиентов этого заведения. Так что в наших с вами интересах, чтобы вы  рассказали мне все, что поможет в моем расследовании. Параллельно Мортимер достал телефон, чтобы отстучать сообщение для Хелен, которое содержало только несколько слов: "Зона Риска, бомба, 15 минут". Судорожно вздохнув и прокашлявшись, связанный хрипло отвечает: - Витторио... Витторио Кайена - мой босс. Я только реализатор, на месте. Мне подвозят товар, мы его разгружаем и толкаем. Не знаю, кто поставщик. Под началом Кайены работают ещё несколько реализаторов в этом районе периферии... - Имена, точки. - Тут же спрашивает Морт, готовя блокнот. - И где найти этого Кайену? Живее, полиция скоро будет, и нас тут обоих взорвут! - Он..., - мужчина тяжело дышит, явно не способный быть более быстрым, - ночной клуб... "Апокалипсис". Там Кайена... Остальные... Альберт Рибейро в вытрезвителе "Отдых Падших"... Че Гаспар в баре "Дикий лосось"... Тициан Пассерини в жилкомплексе номер семьдесят два... - Хорошо. Этого достаточно. - Морт резко встал, отбросив стул, и взялся за спинку того стула, к которому был привязан Сципелли, и приложив усилия, потящил его на выход, не тратя время на отвязывание. Морт выкладывался по полной,   развивая максимальную скорость и не обращая внимание на усталость. В его планах было выйти так же, как и вошел, чтобы успеть, не останавливаясь, проорать в главном зале краткое, но емкое слово. - "Бомба!" Несколько человек в шумном зале оборачиваются, чтобы посмотреть на Морта. И начинают понимающе лыбиться. Бармен тут же кривит едкую мину и угрожающе говорит: - Я же предупреждал тебя не... Кто это там у тебя? - Бл*дь! Разверни меня и подзови бармена, - просит парень на стуле. - Твой босс, дубина! - Мортимер разворачивает администратора избитым лицом к бармену, и со злобным раздражением машет револьвером. - Я что, похож на обдолбанного?! Руки в ноги и на выход! Только не толпитесь! А то сейчас все "улетим"! - О матерь всевышняя... ниспослала идиота на мою голову... - ругается Пауль. У бармена в руках тут же появляется дробовик, а несколько посетителей неуверенно встают. - Эй ты... парень! - зовёт "администратор" ближайшего, - скажи всем, что тут был Влад Лем! И пусть меня уже развяжут, бл*дь! У "парня" тут же округляются глаза и он как заорёт во все лёгкие: - ЗДЕСЬ БЫЛ ЛЕМ! Возглас проходит по залу и в то же мгновение паника охватывает всех и каждого. Люди дружно срываются с мест и бегут к выходу. Недоразумение разрешилось вовремя, а Мортимер взял на заметку, что на периферии фамилия "Лем" производит куда больше впечатления, чем крик "бомба". Так ведь можно даже незаконные митинги разгонять! Но Морту было не до иронии - он постарался поскорее покинуть здание вместе с пленником, не спеша однако отвязывать его от стула. Быстрее выволочь его наружу прямо вместе с мебелью, чем подолгу бороться с узлами. Народ высыпает на улицу в ужасе, и этот ужас вполне оправдан. Мортимер и избитый Пауль, освобождённый и несомый барменами, последними выбираются из здания, когда внутри него гремит мощный взрыв. Все стёкла в небольшом радиусе от бара вылетают из окон, кроме прочнейшего остекления иллюминаторов, и внутри можно заметить разгорающийся пожар. В то же время, разгоняя забившую узкое пространство "трубы" толпу, с двух сторон улицы к месту взрыва продираются полицейские во главе с офицером. Оглядевшись по сторонам, Бамбучча краем глаза замечает вдалеке Лема, который подмигивает ему, прячет детонатор в карман и исчезает в одной из улочек. Мортимер на чистых рефлексах бросился на землю, оглохнув от мощного взрыва. Ничком лежа на земле, он заметил Лема, и успел даже подумать нечто вроде "вот ведь черт хитрый!", а потом аккуратно поднялся на ноги, чувствуя себя бессильным и опустошенным. Он так и остался стоять столбом, рассеянно глазея на то, как горит взорванное здание. Сердце бьется как кузнечный молот от пережитого страха, и от... эйфории? Да, эйфории! Он справился! Он обыграл смерть в этот раз! Он взглянул в лицо опасности и выдержал испытание! Он добыл нужные сведения! И, наконец, как крутой парень, он не смотрел на взрыв! Вот это приключение, черт возьми! Будет о чем вспомнить! *** Да, в больничной палате есть о чём вспомнить, за недостатком развлечений. Ранение Морта по меркам современной медицины - сущий пустяк, поэтому его обещают выпустить через пару дней. Совершенно несравнимо с пулей в голову, полученной в те холодные деньки. Комиссар рассчитывал на то, что Мортимер внесёт "лепту" в ход гангстерского противостояния против Влада, но не срослось. С тех пор отгремело эхо взрывов Лема, навсегда отпечатавшегося в памяти наркоманов. Но вот с новостями о взлетевшей на воздух больнице, в уничтожении которой вновь подозревают Влада, в компании с Лукрецией, вспоминаются старые деньки. Впрочем, скуку развеивает посетитель, зашедший в палату Бамбуччи. Это капитан Хелен. При форме, на которую поверх накинут больничный халат. В руках - упаковка апельсинов. - Привет, Дорогой, - говорит куница, широко улыбнувшись и сдержанно виляя хвостом, - как дела? Морт был удивлен даже нестолько воспоминанию, сколько тому, как он умудрился все это забыть настолько, чтобы не узнать Влада. Да, врач предупреждал его, что ранение головы может вызвать провалы в памяти, но Бамбучча полагал, что обошлось. Он помнил сове имя, имя мамы, адрес, всю свою прошлую жизнь, пррипоминал ход расследования, но лицо и имя Лема просто выпали из его памяти. Катализатором послужило противное слово "бомба", нехило взволновавшее Морта при воспоминании о том, в какую переделку Влад втравил его напарников. Морту сейчас же хотелось встать, и что-нибудь сделать, но вставать было нельзя, а что делать - он не знал. Черт, он ведь не адвокат, он не сможет вытащить Лукрецию и Дина со скамьи подсудимых, как Лу вытащила его! Ох, мисс Алеппо, такая рассудительная и умная, почему с твоими блестящими мозгами что-то случилось в тот момент, когда Влад предложил тебе участие в этой авантюре! Поговорить бы с этим славянином по душам Морт был еще насупленным и задумчивым, когда в палату вошла Хелен. Ехидна тут же с сожалением подумал о том, что нехорошо, что он сейчас предстал перед куницей в столь непрезентабельном виде - сонным, больным, взъерошенным и без шляпы. А ботинки и штаны и вовсе пришлось выбросить - дурацкая вода. Но все равно, появление в палате Хелен развеяло морачные думы Мортимера, и он заулыбался ей, приподнявшись на больничной койке. - Здравствуй, солнышко. - В обычной своей манере поприветствовал Хелен ехидна. - Как всегда неотразима. Мои дела прекрасно, потому что именно сейчас все мои дела - это терпеть все эти процедуры и считать дни до выписки. Обратив внимание на пакет, Морт с усмешкой подумал о том, что больным вечно приносят апельсины. Ничего, положит их к остальным. - Присаживайся. - Ехидна похлопал по краю койки и сдвинулся. - Как дела у тебя самой? Поставив фрукты на тумбочке, Хелен медленно усаживается на предложенном месте, забросив хвост на ноги ехидне, и с кривой ухмылкой отвечает: - Да никак. Процент раскрываемости дел резко упал, начальство рвёт и мечет, а у нас одна за другой вскрываются собственные проблемы в организации и личном составе. Нам бы сделать запрос в планетарную комендатуру за помощью извне, но почему-то с этим делом всё тянут и тянут. Куница смотрит куда-то в неопределённую точку, подрагивая ушками. - Мне это тоже непонятно. - Глядя куда-то в пространство, произнес Мортимер, приняв сидячее положение, и приобняв куницу за плечи. - Каспар тебе все рассказал, что с нами произошло? Монтекума говорил о "следующем акте", и честно сказать, меня пугает то, что может скрываться за этими словами Хелен легонько вздрагивает, покосившись на ехидну. - Конечно, рассказал, - протягивает девушка, - новая жертва, новый убийца, и новое дело для вас с обязательным смертельным исходом? Чёртов "Фантомас" современности. - Наша ошибка в том, что мы вечно принимаем его правила. - Поделился своим мнением Мортимер. - Иногда мне кажется, что он сотворил все это, что происходит сейчас, нашими же руками. Он провел нас по этой цепочке, тыча в лицо логотипом МедИНАК, и мы своими громкими расследованиями подорвали их авторитет. Да, все это грязные дела, но в итоге народ тут же потянулся к "Братству Атласа". А оно только и радо сунуть народу в руки оружие, и создать вам работу. И с твоей конторы, Хелен, срыв покровов тоже пошел на пользу лишь эскалации хаоса. Морт вздохнул. - Я даже не представляю, сколь именно велика власть этого проходимца. Такое ощущение, что в его кулаке - вообще все. МедИНАК, полиция, атласовцы, банды... Уверен, что это лишь иллюзия всемогущества, что я не так все понял и не вижу всей картины, и все дело только в протянутых ниточках, за которые он дергает. Но паранойя берет свое. А я? Я еще недавно кошек разыскивал, и в борделях сидел в шкафу, делая компроментирующие фото! Эти масштабы меня просто раздавливают. Однако Морт тут же взял себя в руки. - Прости. Что-то я увлекся с жалобами на жизнь. И... Про шкафы в борделях забудь. Этого просто не было. Но Хелен не собирается так просто забывать. Слово не воробей, но стоит ему вылететь, как девушка хватает его за хвост. Едва надумав что-то ответить на длинную речь, капитан полиции осекается и в изумлённом молчании таращится на ехидну круглыми янтарными глазами. - Ну ты даёшь, Морти, - задумчиво протягивает куница и вдруг ехидно замечает, - только вряд ли увиденный тобою опыт тебе поможет. - Он поможет мне разве что в написании докторской диссертации по всяким отклонениям.- Морта аж передергивает при этом воспоминании. Хелен видит, что щеки ехидны стали алыми, как знамя революции. - Ну, работа частников, на которых вы так ворчите, это не извечные приключения со стрельбой и погонями. Чтобы не протянуть ноги от голода, мне приходилось браться за всякое. А потом Морт хмыкнул. - Впрочем, и сейчас приходится. Вот например поработать на славянина, который однажды чуть меня не взорвал, чтобы найти его друга, который целился мне в голову. - Я почему-то даже не удивлена, что вы "подружились" с Владом Лемом, - скептично замечает нахмурившаяся офицер Мендез. Конечно же, она не одобряет это, поэтому смотрит на ехидну очень выразительным взглядом. А потом уводит лицо в сторону и складывает руки на груди, насупившись. - У меня уже сил нет ни на что ругаться. - Он помог мне с матерью. - Бесцветно ответил Морт. - Ты же понимаешь, что имея дело с таким, как Монтекума, лучше всего перестраховаться. Не в полицию же обращаться, верно? Вот ты бы выписала личную охрану для гиперзаботливой кошатницы? Морт разводит руками. - Ненавидеть себя я буду позже. Когда все это кончится. Только движение ушей сигнализирует о том, что Хелен всё слышит, а едва заметный подъём и спуск красивой груди - что она ещё жива. Но куница молчит. Как будто размышляет о сложных вещах, или просто держит в себе что-то. У неё довольно пугающий вид. Морт, конечно же, обращает на это внимание. Какое-то время он думает, что сейчас Хелен "отвиснет", что сейчас она скажет что-нибудь. Желательно, какую-нибудь только что выдуманую подколку в сторону Морта, чтобы он сразу понял, что она в добром настроении. Но Хелен молчит, и ее молчание все тягостней. А потому Морт решился чуть покачать ее за плечико, привлекая внимание. - Хелен? Ты еще с нами? - Морт аккуратно заглядывает ей в лицо, и говорит. - Вот такое лицо часто бывает у героев нуарных романов во время внутренних монологов. Поделишься мыслями? У Хелен мягкое плечо, но чувствуется напряжение в её мышцах. Повернув глаза к Мортимеру, куница изучающе всматривается в лицо парня, а на её собственном всё отчётливее проступает отпечаток усталости и безысходности. - Чтобы перестать играть по правилам Монтекумы, нужно стать таким же человеком, как Влад или Каспар. Безжалостным, бескомпромиссным, который не остановим невинными жертвами, дурной репутацией или шантажом. Лукреция и Дин тяготеют к этому - прирождённые солдаты, которые раньше ещё держались черты, но теперь, когда прогремел тот взрыв, мне становится понятно, что это манифест выхода из-под контроля. Монтекума играет в игры с теми, кого он может "сломать". Против других его методы бесполезны, кроме войны на уничтожение. И... мне кажется, я знаю, каким будет следующий ход Кукловода. Хелен тяжело вздыхает, снова отведя взгляд. - И каким же? - Уточняет Мортимер, который не догадывается. И тихонько добавляет. - А с этими солдатиками я еще проведу разъяснительную беседу... Загробным голосом куница говорит: - Следующей мишенью стану я. - Вот блин. Мортимер понуро опускает голову, и бормочет. - Пожалуй, с тобой трюк с похищением не пройдет. Нужно придумать, как тебе "исчезнуть". Хелен фыркает и хмуро говорит: - Угу, "исчезнуть". Это с твоей мамой было простым решением, - девушка опускает ушки и "усы", - со мной такой трюк в принципе не пройдёт, ибо я всё равно не настолько сильная женщина, чтобы игнорировать тот факт, что у Монтекумы найдётся способ "выкурить" меня. Уже сейчас видно, какую он провёл колоссальную подготовительную работу. - И ты собираешься просто сидеть у себя в кабинете, и ждать, пока он тебя сцапает? - Задал вопрос Мортимер. - С ума сошла? Ехидна серьезно и проникновенно заглянул в глаза девушке, и на пониженных тонах заговорил. - Скажи, ты когда-нибудь видела себя в роли частного детектива? Куница с тяжёлым видом и смешанными эмоциями косится на ехидну в ответ. - Хочешь, чтобы я присоединилась к вам? Вы уже переходите ту грань, что отделяет частных детективов от мстителей. Я не уверена, что готова к чему-то подобному. Потому что если я струхну и сбегу из своего кабинета, моя репутация уж точно станет чёрной, как шапка Влада, и назад пути не будет. А так, я хотя бы смогу сработать, как "подсадная утка". - А твои сотрудники переходят ту грань, когда служители закона становятся наемниками. - Серьезно сказал Морт, забыв даже немного смягчить свои слова, чтобы не так задеть Хелен. - Я - не мститель. И не превращусь в него, если ты не окажешься в кармане у Монтекумы. Живая и здоровая Хелен Мендез куда лучше, чем покойник в звании капитана с кристалльно-чистой репутацией. И для Монтекумы тоже опаснее. Мортимер даже слегка встряхнул девушку, словно пытаясь разбудить. - А я предлагаю тебе шанс разделаться с этим парнем, а не приманивать его на себя, надеясь на удачу. Конечно, я буду скучать по твоей форме, а ты, наверняка, будешь неуютно себя чувствовать без моих ежедневных сообщений с просьбой слить мне данные из полицейской базы, но зато ты будешь в порядке. Гримаса внутренней дилеммы разрезает мордочку полицейской и она поворачивает голову прочь от Мортимера. Длинные волосы куницы рассыпаются по её округлым плечам, медленно спадая с них. Тяжело дыша от переполняющих её эмоций, куница опять долгое время молчит, пережёвывая что-то внутри себя. Ушки, хвост и шерсть легонько дрожат. И тем неожиданнее пробивший тишину жёсткий вопрос Хелен Мендез: - Ты уверен, что не пожалеешь потом о том, что будет дальше, если я приму твоё предложение? Морт и не думал, что ей так тяжело дастся этот выбор. Он вообще никогда не видел от Хелен настолько сильных эмоций. Он даже на всякий случай убрал руки, чтобы лишний раз не раздражать девушку, и вообще пожалел, что начал этот разговор. - Я ни в чем не уверен. - Ответил Мортимер. - Но если исходить из того, что мне известно, это и правда лучший выход. К тому же, мы с ребятами как раз собираемся залечь на дно, и формально "Следопытов" больше не будет существовать. Так сцапать тебя станет еще труднее. Правда потом Морт осторожно спрашивает. - А почему вдруг я могу о чем-то пожалеть? Пока Морт говорит, Хелен меланхолично косится на него и затем вздыхает, опуская плечи и опираясь локтями о колени. - В конце-концов, это было лишь моё предположение, - тихо бормочет девушка, уставившись куда-то перед собой, - слишком много "если". Может, у меня просто паранойя от всего этого вот. До этого месяца, до этого хаоса, в городе был если не порядок, то хотя бы его подобие. А сейчас мы все будто мухи в паутине Фонтейнварда, ждущие, когда паук вот-вот спустится и пожрёт всех нас, пока мы пытаемся выкарабкаться из этого липкого дерьма. Я... в отчаянии. Последние слова куница произносит, спрятав лицо в ладони и почти сдерживая слёзы. Плечи дамы едва заметно вздрагивают. Она продолжает говорить, но с примесью безнадёжности в голосе: - Ладно бы там взрывной Влад, наркодельцы в своих норках, мелкая шантрапа и взяточники... Но когда пошли все эти сплошные убийства, одни за другими... Трупы, трупы, трупы, множество разрушенных судеб и жизней - я столько за всё время работы никогда не видела, сколько за эти два месяца. И этот ублюдок, который измывается над нами. Почему он это делает? Почему заставляет людей страдать, превращая город в театр военных действий? Что за проклятое удовольствие он в этом находит? Хелен едва не срывается на крик, но в её горле застревает ком и она просто продолжает тихо всхипывать, окончательно руша свой образ и показывая ехидне свою слабость. Ну, вот. Довел. Морт, прямо скажем, не был силен в вопросах общения с девушками, а уж то, как утешить рыдающую даму, лежало вне широты его понимания, где-то рядом с программированием искусственного интеллекта. Ну и что ему было делать? Что сказать? В общем, Морт просто выбрал вариант "пусть поплачет", чтобы случайно не люпнуть какую-нибудь глупость. Только молча обнял, и попробовал осторожно погладить по волосам. Капитан размякает и покорно устраивается в объятиях, прислонившись к Бамбучче. Проведя в таком виде немного времени, Хелен вскоре берёт себя обратно в руки: протирает ими глаза и опускает лапки на койку, глубоко вдохнув и выдохнув. - Прости... за это, - пусть и немного недовольно, но с ноткой благодарности бурчит девушка, стесняясь смотреть в глаза детективу, - так и спятить с моей работой можно. - Лишь еще один повод ее сменить. - Мягко говорит Мортимер, про себя выдыхая, что кризис, кажется, идет на спад. - Мы справимся, Хелен. Так или иначе справимся. Потом Мортимер задумывается,и все-таки спрашивает. - Если не секрет, что заставило тебя подумать о том, что готовится покушение на тебя? Под подозрением кто-то конкретный? - А кто тогда займёт моё место, если я уйду? - резонно спрашивает Хелен, пошевелив ушками,  - в конце-концов, полиция для того и существует. Немного подумав, куница со вздохом отвечает: - Просто рассуждение о том, что Монтекума мог бы использовать меня в "новом акте" игры как "стимул" играть по его правилам для тебя и твоих друзей. - Ну, смену я тебе точно не изыщу. - Пожал плечами Морт.  - Но должны же у тебя быть заместители. Да и плох тот полицейский, кто не мечтает стать капитаном. Подняв нос кверху и несколько секунд посмотрев в потолок, девушка задумчиво протягивает: - В любом случае, мне надо будет подумать. Да и пора уже идти, как бы не хотелось остаться подольше. Морт поднимает взгляд вслед за Хелен, будто хочет увидеть, что это она там такое разглядывает, а потом снова смотрит на куницу, еще разок ее стиснув в объятиях. - Подумай. Так или иначе, я приму любое твое решение. - Да, - тихонько издаёт Хелен, едва заметно улыбнувшись, - но, если что, ты знаешь, что я тебя люблю, Морти. Зверодевушка на несколько коротких мгновений обнимает Мортимера в ответ, впившись в его "губы" своими в глубоком поцелуе, длящемся одномоментную вечность, а ещё позволяет заглянуть в "вырез" над своей мягкой грудью. А после Хелен вздыхает и поднимается на ноги. - До встречи, детектив, - говорит капитан. По крайней мере разговор закончился приятно для обоих. Мортимер с удовольствием ответил на поцелуй, и понял, что вечности для него слишком мало. Хм, "когда вечности слишком мало". Так мог бы называться нуарный роман. - Я тоже люблю тебя, солнышко. - С мечтательной улыбкой говорит Мортимер, затуманенным взором глядя вдаль. Но потом все-таки был вынужден вернуться с небос на землю. - Кхм, да. До встречи.
  5. Дрожь Земли

    Если до Маленькой Одессы путь прошел без проблем, то в ней самой начались уже сложности. Отряд выдвинулся на задание глубокой, беззвездной ночью, а ночи в Экспо-Сити были темны и глухи. Те, кто жил в этом городе, никак не могли привыкнуть к тому, что по ночам дальше собственного носа почти ничего не разглядишь - в былые времена на улицах было слишком много огней от фонарей, иллюминации на мостах, светящихся голографических билбордов с рекламой, да даже в окнах домов постоянно горел свет, а автомобильный траффик не замирал до самого утра. И так ограниченный обзор из БТРа ухудшался тьмой, а фары светили можно сказать себе под нос. Мэлоуну приходилось ехать на пониженной скорости, но он вес равно порой не успевал сворачивать, чтобы не натыкаться на различные препятствия. Но без толку - то и дело он давил брошенные машины, спихивал их с дороги, или прокладывал себе путь через небольшие завалы. Но в конце концов, когда началась уже Маленькая Одесса, Мэлоуну пришлось остановиться, чтобы не врезаться... в поезд. Главная дорога Маленькой Одессы располагалась аккурат под железнодорожным мостом, который кольцом опоясывал несколько районов города, соединяя их меж собой, и за пределами Маленькой Одессы был соединен с одной из линий метрополитена. И теперь этот мост обрушился вместе с железнодородным составом, и все эти развалины полностью перекрыли улицу. - Я попробую объехать. - Сказал Мэлоун задумчиво. - Но это займет время. - Тогда мы выходим здесь. - Отдал приказ Шарк. - Ты поищи пока другие пути до бара. Мы и пешком дойдем. Сказано - сделано. Мэлоун открыл боковую дверь, и отряд М-22 выбрался наружу. Дождавшись, пока БТР отъедет, Шарк заговорил. - Значит, так. Бар, который мы ищем, находится в пределах двухсот-двухсот пятидесяти метров отсюда, дальше по этой улице. Нам нужно преодолеть эти развалины, так что пойдем прямо через поезд. Будьте начеку. Вперед. Шарк первым залез в покореженный. валяющийся на боку вагон поезда. Внутри был полнейший кавардак и месиво из чужих сумок, рюкзаков, чемоданов, битого стекла и потерянных вещей. Здесь остались и кровавые пятна, но к счастью не осталось хотя бы трупов - о них позаботились. Шарк подсвечивал себе путь наствольным фонарем, и шел впереди всех. От вагона к вагону они преодолели завалы, и выбрались за пределы завалов, оказавшись на просторной и пустынной улице, где блуждали только бродячие собаки, ищущие себе пропитания и недобро глядящие на вторженцев своими злобными глазами, дающими отсвет в лучах фонарей. До ушей оперативников донеслись отдаленные хлопки выстрелов, а далеко впереди замелькали трассеры, и замерцали оранжевые отсветы пламени, подкрашивая собою клубы черного дыма. Там, впереди, шел довольно интенсивный бой. - Черт, ну этого еще не хватало. - Выругался Шарк. - У нас нет времени разгонять их, но путь проходит как раз через "горячий" участок. Кэт как раз закончила скачивание плана застройки, оставшегося на уцелевших муниципальных серверах, которые каким-то чудом еще работали. Кэт в руки попали схемы идущих под этим кварталом коллекторов, и собственно планировка самого "Гетмана". Три этажа и подвал. На первом этаже сам бар, на втором комнаты для персонала, на третьем - что-то типа чердака. К бару имелась пристройка, служившая складом, а подвал был соединен с коллекторами. "Гетман" находился на самой окраине, у самой береговой линии неподалеку от моста, соединявшего остров с материком. Бар даже имел собственную пристань на задворках. Соседствовал с "Гетманом" полицейский участок, а напротив находился ж/д вокзал, к которому можно было добраться как раз по этому мосту, если он не рухнул где-нибудь еще.
  6. Подводная Ловушка

    Полицейская субмарина точно понравилась Морту больше, чем рыболовная. Моряки совсем запустили свое судно - сногсшибательная вонища, бардак и хлам. Если не считать этого, то все в полном порядке. Но даже в портовом терминале Морту казалось, что противный запах все еще с ним. - Неудивительно. - Пожал плечами Морт. - По-видимому, Монтекума предупредил пиратов, и они спешно удрали. Только вот интересно, куда они уплыли? И где это у нас три стрелы пронзают сердце любовника? Может, это какой-нибудь логотип или вывеска? Ехидна напряг память и соображалку, пытаясь вспомнить, видел ли в городе что-нибудь, подходящее под такой высокопарный эвфемизм. В общем, Кэтрин ушла полубегом, словно погружённая в воду, странным образом одновременно в оцепенении и импульсивно-активно, и почти сразу показала напарникам то видео. - Вообще, надо подумать, что метафорически можно назвать любовником, а там и стрелы найдутся. Хотя может, это и какое-то кодовое название, и только они понимают. В любом случае, ещё подумаем, - говорит она с обеспокоенной поспешностью, - а пока, может, предупредить местных, что скоро какая-то беда грядёт? Мортимеру не удаётся припомнить нечто подобное, что соответствовало бы описанию. Зигфрид тоже выглядит задумчивым. - Вряд ли легко скрыть такое явление, как "подлодка". Но, если есть здание, которое имеет некий секретный ход, к которому можно пришвартоваться и замаскивароть корабль, это возможно, - предполагает селекционер, бурча сквозь шарф, - что за беда? - Что значит "что за беда"? То, от чего они поспешно удирали. - сказала Кэтрин, и тут подумала, что причины поспешного бегства могли быть и другие. Совсем паранойя разыгралась... - От полиции они удирали, - фыркает Зигфрид, - демон неправедного правосудия, Инотоко, страшен, как шторм. Вы можете выяснить, что за корабль тут был? В зале ожидания слышатся шаги. Это констебль ведёт за собой моряков, кроме старичка. Один из них отходит к ехидне. Это крот. - От лица команды Бриза я хочу поблагодарить вас, мистер Детектив, - произносит моряк и протягивает бумажку с нацарапанным на ней номером, - если понадобится какая-нибудь услуга, мы вам с радостью поможем. - Кэт, лучше посмотри у безопасников записи, что за корабль был пришвартован к тому порту.  - Попросил Морт подругу. -  Хотя бы будем знать, что ищем. А вот и пора принимать благодарности. Приятно осознавать, что кому-то удалось помочь. Мортимер даже улыбнулся кроту, и, взяв "визитку", пожал ему руку. - Буду иметь в виду. - Покивал ехидна. - В такие времена без взаимовыручки никуда. После этого Морт решил обсудить с командой дальнейшие действия. - Думаю, все нитки, которые у нас остались - это Дэнни Скатовод. Если мистер... - Он взглянул на крота, прося подсказать. - даст нам описание, а лучше фото, мы можем попробовать поискать его в означенных барах. А уж через него - выйти на Даррела Квэнтидога или место, "где стрелы пронзают сердце любовника". Детектив изобразил кавычки пальцами - Кирилл Бодашек, - представляется крот и вежливо-виновато добавляет, - у Дэнни есть страница в соцсети и профиль на официальном сайте Союза. Там есть фотографии. Прошу меня простить, но мне нужно откланяться. До свидания! Помахав рукой, крот нагнал процессию, покинувшую терминал. - Думаете, эта жалкая пешка имеет связи с фигурой и её логовом? - высокопарно возражает Зигфрид Мортимеру, - скорее, она может что-то знать о своём крупном заказчике. - Я сказал "может быть". - Пожал плечами Мортимер. - В любом случае, пока это наша единственная ниточка, куда бы она там ни вела. Поиск информации по отплывшему кораблю занимает ещё некоторое время. После поднятия архивов становится известно, что последним из порта ушёл "Конкистадор" - подводный агрегат крупного водоизмещения. Цель прибытия: доставка грузов. Цель отбытия: неизвестно. Лодка выглядит сурово, но не имеет вооружения. "Конкистадор" числится во флоте "ТранКсиСервиса", в грузовой декларации записан товар корпорации "Интерсин", не вызывающий подозрений наименованиями, которые позволяют предположить, что главный получатель - корпорация "МедИНАК" и/или медицинские учреждения Фонтейнварда. *** Порт №2 больше ничего не может предложить детективам и они покидают его в поисках нового лица. Дэнни-Скатовод. Лис, перешагнувший 30-летний возраст. Его удаётся найти только в баре. "Пьяный Китобой" и днём может похвастаться отличной посещаемостью, особенно в неспокойное время. Искомый парень сидит за одним из столиков в компании троих напарников, с которыми режется в карты. Лис простого рыжего окраса одет в рубашку с закатанными рукавами, коричневый пиджак, который просто накинут на плечи, и узкие вельветовые брюки с ремнём, на котором покоится кобура с пистолетом. Скатовод чем-то смахивает на ковбоя, движения у него довольно резкие, а ухмылка азартная. На сценке бара компания ребят играет весёлую музыку, на которую танцуют несколько человек под одобрительный гул зрителей. Фонтейнвард был удивительным городом. Морт любил его за то, что порой он казался большой подводной машиной времени, где перейдя в какой-нибудь не тот квартал, или заскочив в случайное заведение, можно перенестись на несколько эпох назад. Времена шляп, винтажных причесок, джаза и мафии незримым духом витали в атмосфере города, оставляя след и на архитектуре, и на автомобилях, и на умах. Времена древних рыцарей без страха и упрека воплотились в замкоподобном полицейском участке, а также в крестоносце закона, Каспаре Инотоко. А здесь все было пропитано духом спагетти-вестернов. Так и хотелось выхватить револьвер сбить выстрелом чью-нибудь шляпу, и прыгнуть за стойку, в которую затем разрядят барабаны ковбои, и выставленные на полках бутылки будут зрелищно взрываться осколками и крепкой алкогольной жидкостью. Ничего, будет время и на это. Дэнни-Скатовод в точности соответствовал духу "Пьяного Ковбоя". Будто бы ухмыляющееся рыло с плаката "разыскивается живым или мертвым". Морт планировал взять этого красавца живым. - Кэт, разминай кулаки. Пришла пора твоим ручкам не только кнопки жать. - Шепнул Морт подруге, и подошел прямо к столу, за которым сидел Дэнни. - Мистер Дэниэл? - Уточнил у лиса Мортимер. - Известный также как Дэнни-Скатовод? И ехидна с улыбочкой сказал ему. - Агенство "Следопыт". Вы арестованы. Зигфрид встаёт неподалёку, с интересом следя за ехидной. Несмотря на то, что его лицо закрыто шарфом, уголки каштаново-жёлтых глаз выдают ухмылку. И предчувствие того, что произойдёт. - Да, это я, - развязно отвечает лис, и вдруг выражение его морды меняется на диаметрально противоположное. - Ах ты тупой сукин сын! - ощерившийся "китобой" пылко вскакивает с места, опрокидывая стул, а его ладонь молниеносно тянется к кобуре. Соревнование "Самая быстрая рука" объявляет старт. Морт уже был настроен на то, что развитие событий пойдет именно по пути вестернов. Поэтому он зеркально повторил порыв Дэнни, выхватывая пушку, чтобы упереть ствол в голову "ковбою" и слегка остудить его пыл. "Интересно, он позёр, или рядится ковбоем искренне? В этом пригороде такой антураж, что фиг поймёшь..." - думает Кэт. Но вот, настаёт горячий момент. Девушка выхватывает свой пистолет, и в ослепляющем режиме целит по глазам. Бамбучча выхватывает револьвер одновременно со Скатоводом и оба стрелка упираются стволами в головы друг друга. Дружки Дэнни тоже вскакивают на ноги, обнажая пистолеты, и где-то ещё в толпе слышится шуршание и щелчки оружия. Кто-то целится в Кэтрин, кто-то в Морта, кто-то достаёт пушку просто для собственного спокойствия. - Эй, долбо*бы, идите нах*й отсюда! - грубо орёт бармен, играя ружьём. Киборги-вышибалы уже громко топочут ногами, приближаясь к месту сценки. Дэнни морщится, в упор смотря на детектива. - Шёл бы ты отсюда, петушок, - говорит он. Ну да, конечно. Заявиться в салун, и достать оружие. Идиотская затея. Но что он мог сделать еще, если этот гений решил сам ткнуть его стволом в морду? Предательская капля пота течет по виску, а ладонь вспотела, делая рукоять пистолета скользкой. Морт, не убирая оружия, громко говорит. - Я не начинал этого, господа! Прошу вас не нервничать, и убрать оружие. Мне нужен только этот лис, подозреваемый в содействии убийце нескольких девушек. После этого он смещает взгляд на лиса, глядя прямо ему в глаза, и громко заявляет. - Мы выйдем отсюда вдвоем, и никому не помешаем. Потому что я при вас при всех вызываю его на дуэль! Морт знал, что Дэнни-Скатовод не сможет отказаться. Не в чести у преступников пасовать, когда им бросают вызов. - Ну что, Скатовод? Не струсишь? "Да уж, надо было рваться вперёд, бить в морду..." - подумала Кэт с укором себя. Теперь-то на стрельнёшь лису по глазам - если он и не решится выстрелить, рука у него может дрогнуть. Тем не менее, Кэт не опускает руку с пистолетом, морально готовясь в случае чего переводить его в летальные режим, а также уворачиваться от пуль. Так, Морт пытается всё разрулить... Конечно, люди тупые, но есть небольшая надежда, что сработает, и всё обойдётся... Но вот когда он произнёс слово "дуэль", рука Кэт чуть не потянулась к лицу. У него что, разыгралось воображение в этой атмосфере?! Ну конечно, нуарный детектив против ковбоя - мечта мальчишки! Впрочем, с другой стороны, это несколько усиливало шансы, что их отпустят - развлечение для настоящих мужчин, и все дела... - Что ты там несёшь, кусок дерьма? Какой я тебе нахрен подозреваемый? - возмущается Дэнни и с ухмылкой победителя произносит, - дуэль? О, чувак, у тебя есть яйца бросить вызов, мне! Ха, давай, на улицу! Скатовод кивает в сторону выхода и люди сами по себе расступаются, освобождая проход. Пара телохранителей, окружив агрессивную компанию, молчат и ничего не делают. Но одно лишнее движение, и они точно переломают кости. - Что за идиотское представление, - высокомерно произносит Штранд, сложив руки на груди и покинув бар в числе первых будущих зрителей. - Если у тебя есть мысли, как скрутить его так, чтобы не пришлось стреляться со всем баром впридачу, действуй. Это было все, что сказал Морт Зигфриду, разумеется, шепотом. А затем - вышел из бара. Нервничал ли Морт? Черт возьми, да! Он не чувствовал себя крутым. Прямо сейчас он хотел домой, где ждут теплые носки, свитер с оленями, молочный коктейль и мамин котлеты по семейному рецепту. Ах да, их же сейчас наверняка жрет Кэнти... Все равно, лучше домой! Этот парень хорош, и переиграть его будет слишком трудно. Особенно если учесть, что он нужен живым. Посмотрим, какие правила будут у этой дуэли. - Да, идиотское, но похоже, неплохой выход... - шепнула Кэтрин напарникам. - Твои крутость и глупость идут рука об руку, а сейчас они ещё и вместе с умностью... В общем, стреляй метко, гангстер. - она показала большой палец. Хотела ещё сказать что-то типа "Но если что - за похороны я платить не буду", но решила, что сейчас напарника надо мотивировать, а не демотивировать. А ещё надо всё же на всякий случай держать руку на кобуре, если что-то пойдёт не так... Самым простым и ёмким ответом на заявление Зигфрида становится "Пошёл нах*й!" от китобоя, на что селекционер, разумеется, ничего не отвечает. Следом за участниками дуэли подтягиваются и остальные посетители заведения, кроме тех, кого подобные зрелища не интересуют. Местом дуэли выбирают улицу перед площадью с фонтаном. Мортимер и Дэнни встают на расстоянии сотни метров друг от друга, зрители следят за ними на площади, а "арбитром" выбирают... всё того же старичка-капитана, которого перехватывают на пути к любимой "Смерти кишкам". - Итак, джентльмены! - объявляет старый морской волк, - как только этот сосуд разобьётся о брусчатку, вы стреляете! - мужчина поднимает в воздух перед собой бокал с напитком, держа его всего в двух пальцах. Дэнни стоит в характерной позе ковбоя, готового к стрельбе. Оружие зачехлено обратно - таково правило. В толпе слышно, как люди делают ставки между собой, и ставки эти не в пользу ехидны. "Арбитр" ждёт тишины и очень скоро народ это понимает. Даже музыка в баре перестаёт играть. На улицу опускается незримая вуаль тишины, которую нарушает перебежавшая дорогу кошка. В этот момент капитан выпускает бокал из рук. Тот медленно, очень медленно падает вниз. Глаза с замиранием сердца, с затаённым дыханием следят за ним. Вот ножка касается брусчатки, вот по стеклу пробегает трещина, словно дерево, в ускоренной съёмке распускающее пышную крону. Бокал со звоном разбивается на куски, расплескивая содержимое по мостовой. У Морта был огромный соблазн стрельнуть до сигнала. И воздержался он от этого не потому, что так уж блюл свою честь. Все было потому, что он догадывался, чем чревато такое нарушение правил. Нарушение законов улиц подразумевало наказанием лишь смерть, и вся толпа бы просто опустошила в него свои барабаны, обоймы, магазины, и вообще все, что только можно. Поэтому Морту остается только играть по правилам. Перед началом дуэли ехидна успел закурить, чтобы немного успокоить нервы. Помогло. Дыхание выровнялось, сердцебиение стало спокойнее, из движений исчезла суета, а главное - перестала дрожать рука. Морт не смотрел на бокал. Его взгляд был сфокусирован только на Дэнни. Как только он услышит касание бокала с асфальтом - рука тут же сорвется, чтобы схватить рукоять пистолета, и рвануть оружие из кобуры. Убивать Дэнни в планы не входило. Разоружение, либо не смертельное ранение. Кэтрин переживала - неизвестно, меньше ли, чем Морт. Всё же, он был её другом. Она даже взялась за сердце. Перед взором проплыли разные моменты с Мортом. Разные - приятные, неприятные, глупые, крутые, крутые но глупые... На миг она даже подумала, как всё-таки Морт крут. После только он победит! Эх, если он проиграет, то это получится не только ужасно, но и глупо... Звон разбившегося бокала звучит, словно башенные часы, пробившие полдень. И не успевает звук затихнуть, как вскочившие в руки дуэлянтов револьверы почти синхронно выстреливают. Кэтрин, которая реально умеет ускорять своё восприятие времени, видит две пули, которые покидают дула револьверов и прямо напротив девушки врезаются друг в друга, плющаясь и разлетаясь на куски металла. Не успевают ошарашенные зрители понять, что происходит, как "Кларисса" громким хлопком распарывает правую руку Скатовода, заставляя его выронить револьвер и громко вскрикнуть, схватившись за окровавленное предплечье. Зрители выдыхают, как один. Морской волк посмеивается. Зигфрид Штранд выглядит не впечатлённым, но сурово произносит: - У кого-то ещё есть вопросы, почему не стоит вставать на нашем пути? - А я так и знал, кто победит, - усмехается капитан и показывает Мортимеру большой палец, после чего разворачивается и уходит в бар. Среди людей видно несколько вытянувшихся лиц - кто-то проиграл свои ставки. - Вот сукин сын, - громко ругается лис. К нему неуверенно подходят его товарищи. Морт, если бы он мог видеть произошедшее также, как Кэт, сейчас бы даже не поверил в свою удачу. Но удивиться напоказ Морт себе и не позволяет. Еще какое-то время он просто стоит напротив своего противника, будто ждет следующего выстрела - а затем рука с дымящимся револьвером бессильно опускается, и детектив, зажмурившись, облегченно выдыхает. Капля пота стекает по виску, и он незаметно смахивает ее пальцем. Но уже через секунду Мортимер ловко проворачивает револьвер на пальце, и, затягиваясь оставшейся в уголке рта сигаретой, не спеша идет к раненому, постукивая каблуками ботинок по асфальту. - В этом городе новый шериф, ковбой. - Из-за пережитого ранее страха голос Морта хрипит, превращая его в эталон нуарности. - Ну что, сам с нами пойдешь, или нам тебя заставить? Обалдение... И облегчение! Да, Морт выжил и победил! И каким прелюбопытным образом! Когда она расскажет - не поверят! Если только, как детектив, не покажет доказательства с пулями... Она подбежала к Морту, и желала его обнять, но решила не позориться перед всяким сбродом, и просто по-дружески потрепала по плечу. - Сам пойду, - недовольно бурчит лис, поджав уши, и говорит другим, - возвращайтесь в лодку, парни, я потом свяжусь с вами, если что. - Окей, шеф, - пожав плечами, они уходит. Зрители постепенно расходятся, кроме одной бойкой девчушки, которая подскакивает к ехидне, вытягивается перед ним в струнку и сцепляет пальцы у живота. Весело смотря куда-то в небо, она восторженно выпаливает звонким голосом: - О, мистер, вы так хороши, я хочу от вас детей! Морт кивнул Кэтрин, бросив на нее краткий взгляд, и в его глазах Кэтрин увидела, наверное, все, что ему сейчас приходилось скрывать под маской своего образа. И тут бы уже пойти допрашивать Скатовода, как вдруг у Морта появляется фанатка. Здесь уж у ехидны не хватило никакой выдержки. Он покраснел так, как не краснел никогда в жизни, растерялся, забегал глазами и лишился дара речи. Но было лукавством сказать, что ему это не польстило. Вместе со смущением Морта расперла мальчишеская гордость - он хорош! Его боятся враги, и от него тащатся девочки! Где уж тут не лопнуть от неимоверно раздувшегося самолюбия? - "А сколько же ей лет-то?" - Задумался Морт. - Яаааа.... Спаси.... Эт-то... Ну... Нет, ты не подумай, конечно, но... В общем... Ну это... Ехидна с глупой улыбочкой, в которой отразилась смесь растерянности и самодовольства, воззрился на Кэт, будто ожидая от нее подсказки. Кэтрин чуть было не усмехнулась сардонически, глядя на девчонку. Она в этом увидела какую-то пародию на то, что она сама сейчас почувствовала. А увидев, что Морт ждёт её слова, она не удержалась от того, чтобы припугнуть девчушку. - Я здесь для до того, чтобы проследить, что он вернётся к своей девушке в целости, как раз на такие случаи. - сказала она с шутливой суровости, почти не сдерживая улыбку и поглаживая по кобуре. Ну не любила Кэтрин таких клуш. А впрочем... что "клуша" делает в таком месте одна? - Ты здесь одна? - спросила она, посерьёзнев. Девушка от реакции детективов заливисто хохочет, прикрыв рот ладонями и прищурено смотря на компанию. Дэнни как бы боком пытается отойти в сторонку, но за его спиной вырастает фигура Штранда. Хомяковод качает головой, смотря на Скатовода, как на таракана, и тот скисает. - Ох, как скажете, - произносит не сильно огорчённая девушка, артистично вильнув попой и всплеснув руками, - одна ли я? Мммм... и да, и нет! Мортимер с трудом, но вспоминает певицу, виденную им на сценке бара ещё при первом визите в "Пьяного Китобоя". Сейчас она одета в короткое драповое пальто и длинную юбку с кожаными сапожками, а её лицо без макияжа. Длинные чёрные волосы завязаны в косу. Кажется, от прилива тестостерона у Мортимера прояснилась память, и он все-таки вспомнил эту девчушку. Какой удивительный контраст, все же, между сценическим образом и бытовым. Наверное, так себя чувствуют люди, глядя на Морта в шляпе и Морта в свитерке с оленями. - Загадочно вы изъясняетесь. - Смог наконец сказать ехидна. - В таком месте, в столь поздний час, такая молодая девушка... Это же опасно! А вы еще и за перестрелкой наблюдали. С такой легкомысленностью вы рискуете и не успеть с детьми. - "Или обзавестись ими против воли." - Дополнил про себя Морт. - "Боже, я уже читаю морали как моя мама." - А теперь прошу простить, о детях мы поговорим в другой раз. Помнится мне, вас можно найти на сцене одного из баров. А потом ехидна заторопился к Штранду. - Ой, ну что вы, ещё только полдень, детское время, - ехидно хихикает девчонка, - конечно, под океаническим небом это не так заметно. Но всё равно, спасибо за беспокойство! Я выступаю по вечерам, заходите, заходите! До встречи! Помахав рукой, певица быстро семенит ножками в бар, пройдя между двумя дожидающимися её невозмутимыми безличными киборгами, которые идут за ней следом и последними скрываются в чреве "Пьяного Китобоя". - У нас тут апокалипсис локального масштаба. - Пробурчал Морт . - День стал ночью, как в пророчествах из религиозных книг. Пираты и насильники табунами по улицам бегают. А они мне тут про детское время. Распустились. Расслабились. Это Морт бурчал, пока подталкивал стволом в спину Дэнни-Скатовода, ведя его в машину. И уже там, усадив господина на заднее сиденье, попросил у напарников. - Кто-нибудь, окажите ему помощь. Не хочу, чтобы он тут помер, или запачкал Кэт обивку. Многозначительно поигрывая револьвером, и глядя в глаза скисшему ковбою, Мортимер заговорил. - Мы знаем, что вы промышляли незаконной продажей рунных скатов. В числе ваших клиентов был Кевин Фулл, он же Мэлвин Аварадо. Этот человек. Морт показал подозреваемому фотографию покойного Мэлвина. - Был еще один клиент. Приметная деталь - зеленая шляпа. Кто он? - Среди нас нет медиков. И медицинского скарба, - фыркает Зигфрид и приказывает Дэнни, - обмотай руку своим пиджаком, пижон. Тон голоса селекционера и ствол револьвера мотивируют китобоя нехотя подчиниться. Затем Штанд делает из рукава импровизированный жгут. Угрюмо глянув на фотографию Мэлвина, Скатовод недовольно произносит: - Я не знаю этого чувака, нечего мне впаривать тут. А зелёная шляпа, зелёная шляпа... Ну, видел такого. Не знаю, кто он. Просто кинул мне заказ и аванс. Остальное нашего брата не интересует. - Не смей врать. - Сдвинул брови Морт, надеясь, что выглядит грозно. - Это тебе не просто невинная контрабанда. Ты был деталью в схеме, по которой недавно закрылось очень резонансное дело об убийстве. Если я свезу тебя в участок как фигуранта, и его снова откроют, ты, ковбой, присядешь в тюрьму. Убийства совершались скатами, по которым ты - и это многие подтвердят - большой специалист. Но пока что ты еще можешь выйти из этой машины свободным человеком. Ехидна одной рукой достал блокнот, и встряхнул его, чтобы открыть с середины. - Ты выполнил заказ этого типа в шляпе, или еще нет? Лис обижается. - Вот бл*, нашли крайнего, суки, - в сердцах произносит Дэнни, - выполнил, в прошлом месяце - Мог бы и потянуть. - Пробурчал Морт, у которого разбилась надежда выманить "шляпу" на живца. - Он хоть имя свое называл? Кличку? Что угодно? Описать его сможешь? Потом Морт задал еще вопрос. - Детали вашей схемы. Ты работал с Даррелом Квэнтидогом. Как был поставлен бизнес? Ты добывал, скатов, а он искал клиентов? Как осуществлялась оплата? Как груз передавали клиенту? - Эээ, он называл себя как-то чудно, - в пустых глазах лиса видна интенсивная работа мысли, - Кума какой-то, вроде. Одежда в стиле ретро с каким-то значком, белые волосы и этот его жёлтый глаз - всё, что я помню. Лис шмыгает и утирает нос свободной рукой, продолжая хмуриться. - Бизнес был поставлен легально. До чрезвычайного положения у меня был постоянный клиент - МедИНАК. Клиенты обращаются в "Союз Китобоев", если что, если им надо что-то добыть из окена. Правда, Кума вышел напрямую на меня, но я подумал, пофигу. Даррел во всём этом - посредник. Я ему сдаю груз на проверку, он оформляет и передаёт груз клиенту, я получаю кровные на свой счёт, и мы расходимся. Всё официально. - Монтекума? Брови ехидны тут же взметнулись вверх. А потом он заворчал. - МедИНАК слишком часто мелькает во всем этом дерьме, которое мы разгребаем. Значит, официально... - Ехидна почеркал что-то у себя в блокноте. - Интересно, зачем тогда Монтекума вышел прямо на тебя? Вырвав листок, он протянул его и ручку Скатоводу. - Набросай примерно, что там был за значок. Морт мысленно поставил на вариант, что это будет символика Академии. - Еще вопрос. В порту какое-то время базировалась подлодка под названием "Конкистадор". Что-либо можешь сказать о ней? О ее команде? Дар был как-то с ней связан? Вопреки ожиданиям Мортимера, лис пытается передать на бумаге некое странное изображение. У него это получается из рук вон плохо - выведенный дрожащими пальцами значок смахивает на злобно оскалившийся череп, объятый огнём. - Что-то типа такого, - хмыкнув, произносит лис, после чего отвечает, - может, потому что я самый клёвый ловец скатов? Отдав блокнот, парень вздыхает. - "Конкистадор", это та огромная посудина? Ну, похоже, на ней были серьёзные воены, которых я знать не знаю, оперировали мутными грузами. Да, Дар курировал эту лодку лично. Там к ней почти никого не пускали, кроме Дара и "своих", так что мне больше нечего сказать. Похоже, Дэнни говорит правду. Либо очень мастерски лжёт. - Интересненько. - Бормочет Морт, внимательно рассматривая символ, и силясь понять, есть ли в нем хоть что-то знакомое. А затем рисует рядышком с символом ту татуировку, которую видел на запястьях пиратов. - Эти воины имели вот такие метки? А сам Квэнтидог? Мортимер ни с чем не может проассоциировать символ. Вероятно, у него есть своя "история", как у прозвища Монтекумы. Лис, вглядевшись в стилизованное изображение кометы, тут же кивает: - Да, у некоторых, самых таких колоритных ребят, я видел что-то такое. Но не у Дара. - Ясно. - Морт передает листочек Зигфриду, и задает последние вопросы, не особо надеясь на ответ. - Вы знаете, где сейчас мог бы быть Дар? Имеете с ним какую-либо связь? Зигфрид рассматривает листочек. И неожиданно чему-то ухмыляется. - Без понятия. Ну, у меня есть его номерок телефона на всякий случай, - отвечает Скатовод. Морт, видя ухмылку Штранда, начинает ерзать - ему не терпится услышать, что он там такого вспомнил или понял. - Набери. - Предлагает Мортимер. Правда он вообще не догадывается, что делать, если Даррел все же ответит. Кэтрин оставляет допрос на совести Морта. Интересные детали всплывают... Как всё дерьмово, но постепенно что-то вырисовываться начинает... - Погоди. - говорит она и достаёт свой девайс, чтобы подключить к телефону. - Я отслежу. С сомнением посмотрев на манипуляции Кэтрин, лис набирает на своём дешёвом смартфоне телефон бывшего босса "таможни" второго порта и подносит аппарат к своему лисьему уху. Как ни странно, Квэнтидог поднимает трубку. - Алло? - произносит Дэнни, пытаясь быть развязным, что у него не очень-то и получается, - "хауди", Даррел, это я, - лис вопросительно смотрит на детективов. Кэтрин включает на своём модном КПК программу отладки и подключается к телефонному разговору. Морт лихорадочно думает над чем-то, а затем пишет Дэниэлу на блокнотном листе: "К тебе приходили, искали его". - "Какого хрена ты мне звонишь?" - Я хочу узнать от тебя, какого хрена вообще происходит, - сквозь зубы процеживает Скатовод, посмотрев на надпись, - ко мне тут ищейки наведались. Эти козлы думали, что я твой сообщник. - "Мне вообще пох*й на твои проблемы" Морт догадывался об этом, и потому попробовал пойти ва-банк. "Если он тебе не поможет, ты скажешь, где стрелы пронзают сердце любовника". По глазам видно, что лис чувствует себя идиотом, читая это - и тем более произнося. - Я сделаю мои проблемы твоими. Либо ты меня вытащишь из этого дерьма, либо я скажу им, "где стрелы пронзают сердце любовника", - неуверенно произносит Скатовод. - "Откуда ты знаешь про это, п*дор ушастый?!" Морт пишет. "Не отвечай, или ответь размыто. Торгуйся за свое молчание. Тяни время." При этом ехидна торопит Кэтрин ласковым подпихиванием в бок. - Ты не один ведёшь дела с тем типом, - раздражённо отвечает Дэнни. - "Что-то тут не то. Ну-ка, говнюк, сейчас я точно узнаю, говорил ли тебе про это Монтекума" - Ты ещё мне не веришь, после стольких лет? - притворно удивляется лис. - "Вы, китобои, одной какашкой мазаны. Любите прип*зднуть, а тут ещё попахивает легавыми. Я перезвоню, может быть" На этом связь обрывается. - Видит Нептун, я сделал всё, что мог, - мрачно заявляет Скатовод, бросая "трубку" в карман. У Кэтрин есть приблизительное местонахождение устройства, которое принадлежит Квэнтидогу. Оно отмечено в здании спортивного комплекса "Крепкий хребет", которое находится совсем рядом с куполом Фонтейнварда. Кэт показывают Морту координаты. - Вот отсюда говорил этот милый джентльмен. Я, правда, не исключаю, что он зашёл сюда временно, "попотеть". Так что неплохо бы поторопиться. Ты как, не запросишь ли у Хелен инфу, пока я вести буду? - Отлично. - Морт тут же записал адрес, а затем воззрился на Скатовода. - Тебе лучше не ждать, пока он перезвонит. Прямо сейчас тебе лучше исчезнуть куда-нибудь, чтобы никто тебя не нашел. Твой партнер Дар работал на "Черных Рук", а они даже лжесвидетелей могут убрать. В этом бизнесе нет слова "перестраховаться". как говорил один мой хороший друг. И ехидна открыл дверцу, выпуская на улицу Дэнни-Скатовода. - Вы свободны, мистер Дэниэл. - Вот теперь я точно ввязался в некоторое дерьмо, - ворчит лис, покидая салон, и быстрым шагом уходит прочь. Проводив его долгим взглядом, Зигфрид считает себя достойным сесть в машину, но не на то место, где ещё остаётся тепло и вмятина от хвостатой задницы. - Пришло время для очередного сеанса экзорцизма? - деловито спрашивает селекционер. - Ага, поспешим, выкуривать этих кудатокубов. - говорит Кэт, пересаживаясь на место водителя. - Связывайся с Хелен. - Подожди минуту, Кэт, думаю он никуда не убежит. - Приостановил подругу Морт, проводив взглядом лиса-дуэлянта. - Зигфрид, ты, кажется, опознал тот символ, который нарисовал этот парень. Посвятишь нас? - Символ демонов возмездия, - пафосно отвечает Зигфрид, - символ воинов-карателей, которые перенесли в своём прошлом великую боль, оставившую в их прогнивших душах незаживающие, горящие и вечно кровоточащие раны. Демоны, олицетворяющие саму ненависть. Символ, который отлично подходит "Чёрным Рукам". Кэтрин не постеснялась задать не относящийся к делу личный вопрос: - Откуда ты их знаешь? - сказала она слегка волнующимся, но более любопытствующим голосом. - Я много читал о них, в том числе тексты, датированные веками назад, -  спокойно отвечает парень, - знание, это сила. Я знал, что рано или поздно мне доведётся встретиться с этими не знающими пощады и жалости демонами. - Они существуют уже веками? - Проявил редкую необразованность Морт. - Монтекума, Руки, все эти фигуры имеют какое-то отношение к мести и наказаниям. А я-то надеялся, что меня жизнь уже достаточно наказывала... - Именно. Они появились ближе к концу эпохи Свободных Компаний, - говорит Штранд, - "Чёрные Руки", собственно, и есть конгломерат Свободных Компаний, которые отказались влиться в состав только-только появившейся Конфедерации и стали изгнанниками. - И выродились в такое, что даже рука не дрогнет, когда пристрелишь одного из них. - Проворчал Мортимер. - Итак, каков наш план? Крутые герои, конечно, лезут прямиком в логово врага, но последние разы зашли не слишком удачно. Так что в этот раз нам нужен какой-то иной план. - Предлагаю всё же связаться с Хелен, спросить, есть ли малейшие подозрения за тем спортзалом, или где там. Если есть - мы относительно неспеша (но и немедля) привлечём полицию и нападём. Если нет - поспешим уже туда одни. - Такова суть чудовищ! - заявляет в ответ Мортимеру Зигфрид. А потом нехотя говорит: - Даррел и Монтекума уже наверняка поняли, к чему был звонок. Если мы хотим войти туда, мы должны быть во всеоружии. - Тогда поторопимся. - Решительно поднял револьвер к потолку Мортимер. - Я позвоню Хелен, она разберется, нужно ли нам подкрепление, и может, даст пару советов. Но в авангарде так или иначе будем мы, чтобы по возможности не дать Даррелу сбежать до прибытия подкрепления. И Морт принялся набирать номер любимой при помощи свободной руки. Ну а Кэтрин кивнула, этим движением намекая на самый решительный настрой, и нажала на газ. Проходит несколько томительных секунд, прежде чем Хелен отзывается на звонок. - Капитан Мендез на связи, - "автоматически" говорит девушка, в голосе которой слышатся нотки усталости. - Здравствуй, солнышко. - Как и всегда, приветствует девушку Морт. - Узнала? Удостоверившись в этом, ехидна быстренько переходит к делу, хотя ему хочется и немного поболтать на отвлеченные темы или хоть спросить, как у Хелен дела. - Кажется, мы нашли этого Даррела Квэнтидога. А еще нашли свидетеля, который подтверждает - он якшался с "Черными Руками", лично курировал "Конкистадор" - их судно. Судя по перехваченному звонку, сейчас он находится в спортивном комплексе "Крепкий Хребет". Мы едем туда прямо сейчас, но понятия не имеем, что нас там ждет. Голос Хелен теплеет и она немного оживляется. - Привет, Морти. Рада тебя слышать. После речи детектива куница расслабленно говорит: - Наконец-то в этом хаосе брошенного на вентилятор дерьма появился лучик света. Помощь частников вроде тебя и твоих друзей нам нужна, как никогда. "Крепкий Хребет", значит. Весёлое название. Сейчас посмотрю, что там. В трубке на минуту повисает молчание, во время которого можно услышать прерывистое дыхание девушки, периодические звонки на терминал и служебные переговоры. - Мне кажется, тебе это не понравится, - кисло произносит Хелен, - спорткомплекс корпоративный, но открыт и для прочих граждан. Числится на довольствии МедИНАКа. - Не понимаю я чего-то. - Признал Морт сокрушенно. - Опять МедИНАК. Но где там вообще возможно разместиться? Он сейчас работает в штатном режиме, или закрыт? - Спорткомплекс довольно большой, разделён на несколько секций, которые разделены на подсекции, - объясняет Хелен, - в нём даже есть зона выхода в океан, кажется, для дайверов. Есть батискафная парковка. В настоящее время посещение ограничено. - Батискафная парковка, м? - Задумчиво протянул Мортимер. - Хелен, мы пойдем туда, разнюхаем все, но возможно, встретим серьезное сопротивление. Было бы здорово, если бы где-нибудь неподалеку от того места дежурила хорошо подготовленная опергруппа, которая при случае не даст повториться тому, что произошло в порту в тот раз. - Я так и знала, что ты это скажешь, - вздыхает Хелен и вдруг жёстко восклицает, - чёрт! Слышится удар кулака по столу. - Прямо сейчас в северном гетто идёт бойня, куда уже отправили опергруппу. Прости, Мортимер, но у нас чувствуется нехватка сил, а посылать к тебе малоопытных ребят, зная, что там могут быть эти чёртовы ублюдки, я не могу. Хелен молчит. А потом вздыхает. - Если ты полон решимости навести визит, я могу послать тебе только одного человека. Куница замолкает, а её тон говорит о том, что Мортимер прекрасно знает, кто это за человек. - Думаю, так будет даже лучше. Я, в принципе, не рассчитываю на мирные переговоры. - Ничуть не расстраивается Мортимер. - И постарайся отдохнуть хотя бы пятнадцать минут. Даже твой голос выдает, что ты устала, и тебе срочно требуется еще кофе. - Меня уже тошнит от кофе, - снова вздыхает капитан, - ладно, удачи, Мортимер. Порадуй меня потом новостями, ладно? - У тебя всегда есть кое-что покрепче. - Невозмутимо отвечает Мортимер. - Хорошо, солнышко. До встречи. И ехидна сбросил вызов.
  7. Дрожь Земли

    После освобождения Бандита и установления контроля над Ульями Арендатора полиция начала вновь набирать силу. Вслед за Ульями была взята под контроль и прилегающая территория, на которой находилась, между прочим, точка сброса гуманитарного груза. Теперь граждане могли получить пищу, воду, медикаменты и топливо бесплатно и в порядке очереди, а не отдавая последнее обнаглевшим Диким. Из других новостей – недавно на крыше полицейского участка высадился с вертолета десант из трех оперативников Службы Внешней Разведки, которые поставили всех на уши, заставили комиссара бросить свои дела, и около часа обсуждали с ним что-то в кабинете – причем их главный занял его кресло, а сам Уинслоу Шарк был вынужден стоять перед нахалом по стойке «смирно». Впрочем, вышли они оттуда злые и недовольные, а Шарк снова законно занял свое кресло. Но ребята из СВР на этом не остановились, и наведались еще и к Бандиту. Из-за закрытых дверей слышалась только приглушенная ругань и шуршание бумаги. А вскоре в комнату брифинга были приглашены и сотрудники отряда М-22. Им пришлось потеснить Бандита, и, словно школьники, рассесться за партами. Кроме Бандита, занявшего самый последний ряд, и стоящего у экрана проектора Уинслоу Шарка,  здесь было еще несколько загадочных личностей. Первыми двумя были СВРовцы в обычной гражданской одежде, вроде рубашек с коротким рукавом и брюк, но поверх были натянуты бронежилеты и разгрузки, а на ремнях болтались штурмовые винтовки в «полном фарше». Видимо. Подняли их по тревоге, не дав даже как следует приодеться. А за самой первой партой сидел худощавый мыш в полицейской форме, кепке и небольших квадратных очках, подперев голову руками и внимательно смотрел на СВРовцев, раздражая их своим откровенным глазением, и полностью осознавая этот факт. - Господа. – Официально заговорил Шарк, выпрямившись и заложив руки за спину. Он смотрел поверх голов своих подчиненных, и говорил громко и отчетливо чеканя слова. – Прежде, чем мы начнем брифинг, позвольте представить вам нового члена нашего неофициального подразделения! Прошу, встаньте. Последняя фраза, видимо, относилась к мышу. Он неохотно отвлекся от сверления взглядом СВРовцев, и встал. - Марк Закценхаузен, позывной – Кемпер. – Представил сотрудника волк. – С этого дня он выполняет роль марксмена в команде, будет обеспечивать нам снайперское прикрытие и поддержку. Мистер Закценхаузен, вам есть что сказать команде? - Так точно. – Кивнул Марк. – Я мышь, а не крыса. С моим зрением все в порядке, несмотря на очки. В прошлом числился в отряде Джакки. По стрелковой подготовке моей оценкой было «выше среднего». Нет, я не из Израиля. У меня все. После этого Марк плюхнулся обратно за парту. Уинслоу Шарк же невозмутимо продолжил. - Теперь к делу. Наши высокопоставленные гости из Службы Внешней Разведки хотят, чтобы отряд М-22 занялся спасением заложника. В заложниках – пассажир недавно разбившегося частного пассажирского самолета на десять посадочных мест,  девушка пятнадцати лет по имени Эллен Рид. Кроме того, вы все, включая меня, получаете выговор с занесением за факт игнорирования крушения авиасудна. Мистер Мендоза вместо выговора получает увеличение тюремного срока с девяноста лет и шести месяцев до девяносто одного года и двух месяцев.
  8. Подводная Ловушка

    В погруженном во тьму городе было страшно, но в то же время по-своему романтично и загадочно. Морту было хорошо думать так из салона машины, пока он задумчиво глядел в окно, и провожал взглядом одинокие световые пятна от фар проезжающих машин. Хотелось попросить Кэт остановиться, и просто послушать тишину, зажечь свечку(где только ее взять...), и начать рассказывать страшные истории, как в детстве. Ууу, мороз по коже. А вот трущобы и при самых дерьмовых раскладах не меняются. В этом их своеобразная прелесть. Морт не глядит по сторонам, не кивает  в ответ приветствующим, он просто идет и курит, сунув руки в карманы плаща. Только от бродяги с дробовиком ехидна поморщился - наверняка он сейчас идет в винный магазин, ночную лавочку, просто в темный переулок в засаду, или сводить старые счеты с кем-нибудь. А сколько оружия уже разошлось таким? А сколько его разошлось настоящим убийцам и отморозкам? Да, хаос растет неуклонно. Ехидна с прискорбием замечает, что здание запечатано, словно консервная банка. И вскрыть ее можно тименно что как консервным ножом. Морт уже хочет с неудовольствием высказаться по тому поводу, как вдруг замечает своего старого знакомого. И от чего-то ему приходит в голову мысль оказать визит уважения. - Доброй ночи, джентльмены. - Отвлекает компашку от разговоров Морт.  - И привет космофлоту Конфедерации. Так и хлещете "Смерть Кишкам"? Разговор между мужчинами тут же прекращается и пять пар глаз в недоумении уставляются на Мортимера. Но старичок разряжает обстановку, широко улыбнувшись и звонко произнеся: - А, это ты, сынок, угостивший старичка выпивкой! Эх, когда ещё дождёшься такого от нынешней молодёжи... Здравствуй, - поправив наглазник, капитан приближается к детективу и протягивает руку, - да, есть такой грех! - Лошади от таких доз дохнут, сколько он выжирает, - шутит небольшой сурок, смахивающий на кочегара, и прищуривается на Бамбуччу, - даров. - У этих флотских здоровье, что кони рядом не стояли, - беззлобно ворчит крупный полярный медведь в тельняшке и добавляет, - привет, парень. Хм... где-то я тебя видел? Зигфрид Штранд прикрывает лицо шарфом, как будто это нижняя полумаска, и со скучающим видом смотрит по сторонам, сложив руки на груди. - Все может быть. - Кивает медведю Морт. - Давно тут сидите, господа? Никто вас не беспокоил? И, указав взгядом в сторону открытой двери служебного входа, ехидна аккуратно спросил. - У того здания либо в нем не крутился никто подозрительный? - Спрашиваешь ещё, - фыркает сурок, - тут уже третий день форменный кавардак. - Ага, там пираты, тут фараончики, наши снасти заперты там, - пискляво говорит человеко-мышь в техническом комбинезоне, кивая в сторону закрытого портового терминала, - потраченный бизнес, это деньги, которые мы просираем. - Полиция всё закрыла тут, никого не пускают, кроме важных персон, и внутри гоняют несколько охранных ботов, чтобы кормить железом всех, кто сунется без спросу, - поясняет космический волк. - Сочувствую, парни. - Покивал Мортимер. - Так вы работали там? Слыхали что-нибудь о Дарреле Квэнтидоге? - Верно, - басисто отзывается медведь, почесав ухо, - конечно, слыхали. А ещё видали. Весь улов и товар в этом порту проходил через него и его людей. Ух, и пришлось же натерпеться. - А чего именно, кстати, пришлось натерпеться? - Тут же проявил интерес Мортимер. - Не скупитесь на подробности, господа. Ваши показания могут помочь призвать его к ответу. - Любил задерживать грузы. А у нас в работе это, сами понимаете, очень плохо, - рассказывает сурок, - и все эти бюрократические заморочки... проще было заплатить, чем ждать, пока он там всё оформит официально. - А ещё от него воняет, - убеждённо произносит последний и самый скромный член команды, представляющийся как неприметный крот в плащ-палатке, - он, знаете ли, ньюфауленд. И он страшно, безобразно потеет. - Ну, за это его по закону не привлечёшь, так сказать, к ответу. Правда, Дар всё равно сбежал куда-то, - пожимает плечами медведь. - У него ещё были какие-то дружки, с которыми у него был блатной разговор, - припоминает мышь, неприязненно поморщив треугольный нос. - А я так, просто местный авторитет, - с виноватым видом разводит руками капитан, - типа советом помогаю, всё такое. Я в этих делах не особо разбираюсь. - В грузах, как я понимаю, ваш улов? - Уточнил Мортимер. - Он ничего из груза не присваивал? И что за дружки? - Да-да, - кивает крот, - наш улов. В основном это живность, но иногда мы ищем всякие ценные штуки. Или случайно добываем их. Когда как. - А дружки..., - медведь задумывается, - Дэнни-Скатовод был в фаворитах, точно говорю. А ешё какие-то непонятные типы. Мы их среди Китобоев никогда не видели. Очкарик какой-то, потом жутковатый парень в странном прикиде со шляпой, вроде вашей, только тёмно-зелёных тонов. Вот те, что вспоминаются мне сразу. - Хм... Очкарик... - Мортимер оглядывается на своих спутников, а затем спрашивает Кэт. - У тебя не осталось фотографии Мэлвина Аварадо? Может, кто-нибудь из них его опознает? Сам Морт вооружился блокнотом. - Если можно, пару подробностей о Дэнни-Скатоводе. Кто такой, где найти? Вид этого захолустья производил новое впечатление. Раньше казалось - ну, уголок, где всё время творятся бесчинства - противно, но такова селяви. А сейчас... Какую бы подобрать метафору?.. Как пакет, который наполнялся, и вот-вот готов был лопнуть. Глупая метафора, но примерно так и есть. Но что странно - теперь это смотрелось не столь противно, сколько страшно. Раньше эта была абстрактная смердящая куча, которую некому убрать, теперь же тут был конкретный враг, которому надо нанести удар. Да, парадокс - опаснее, но менее противно. Кэтрин в этот разговор молчала, думая, что Морт, сумев расположить местных, и сам справится. Она глядела в основном на него, иногда искоса поглядывая на Зигфрида. Но вот Морт обратился к ней. - Да мало ли очкариков... - тихо проворчала она, и тем не менее нашла на КПК ту противную рожу. - Это наш, из Китобоев, - объясняет мышь, проведя хвостом по земле, - специалист по рунным скатам. Знает, как их искать, где их искать и как ловить, повадки и тому подобное. Опытный чел. Имеет свой корабль и команду. В прошлом месяце здорово поднялся в бабосах на крупном заказе. А в нынешнем дела стали не очень, поэтому его часто видно в "Пьяном Китобое" или в "Обители Морских Нимф". Но иногда заглядывает и в главку "Союза". Сурок, подошедший к Кэтрин и посмотревший на фотографию из КПК, с кивками произносит: - Да, это вот этот вот очкарик. - Спасибо. - Кивнул Морт. - Пока вопросов нет. И, помолчав, добавил. - У меня и моих друзей есть право пройти в это здание.  Я бы мог вынести оттуда что-нибудь из вашего оборудования, если скажете, где искать. Взамен... если вспомните еще что-то, что поможет следствиюю, я буду признателен. - Ооооо, - протяжно выдыхают моряки, уставившись на Морта, как на Мессию, после чего медведь разводит лапами и говорит, - в порту пришвартован наш кормилец - корабль. Без него нам делать нечего и мы тут всё пытаемся решить, как его достать. Если вы выбьете разрешение для нас перегнать машину в другой порт, цены вам не будет. - С судном будет сложнее. - Развел руками Морт. - Сделаю что смогу, но ничего не обещаю. Все-таки, полицейское расследование. В любом случае, благодарю за сотрудничество, и назовите ваше судно. После того, как Морт запишет название корабля, он отправится непосредственно в здание. Команда "Ночного Бриза" провожает взглядами Мортимера и его компанию. От служебного входа идёт короткий коридор, который заканчивается помещением охраны - залом досмотра. Здесь дежурит одинокий констебль. Завидев посетителей, он отрывает взгляд от электронной газеты. Вместе с ним пробуждается и установленная в углу помещения серьёзная турель на треножнике, которая наводит жёлтую лазерную указку на пришельцев. Морту неприятно. Он почти что ощущает этот противный желтый луч, указующий на него - незримое прикосновение смерти от бездушной машины, которая держит в напряженной готовности все свои электронные потроха, дожидаясь возможности прервать его земной путь. Морт не доверял машинам, которым дают оружие. Любой сбой, любой подвох - и они с тупым упорством и невзирая ни на что будут уничтожать все, для чего не предусмотрела исключений их программа. Это страшно. - Свои. - Отозвался Морт, махнув рукой констеблю, и вытащил удостоверение. - Детектив Бамбучча, агенство "Следопыт". Вам должны были о нас сообщить. Турель... Свои-то свои, но последние дни ещё больше укоренили в Кэтрин и без того укоренённую мысль "никому нельзя верить". Она практически рефлекторно приготовилась включать ускорение реакции. Смешно бы ей было, если бы она услышала мысли Морта. Во всём винит технологии, когда она на те же технологии полагается. А то, что многие технологии против них - так это по сути ничего не меняется, просто новые средства используют для всего того же древнего. Интересно, когда на какое-нибудь первобытное племя наехало царство, в котором только что изобрели колесницы, говорили ли, что во всём виноваты колесницы? Констебль ещё несколько секунд всматривается в ехидну и затем кивает. - Эти ребята с вами? Ладно, делайте своё дело. Выход в терминал вон там. Кабинет начальника службеза на втором уровне, найдёте по табличкам, - полицейский тычет пальцем в одну из нескольких дверей, которые есть в помещении. Как по команде, луч турели перекрашивается в зелёный цвет, затем она "осматривается" по сторонам и переходит в спящий режим. - Я собираюсь осмотреться по самому порту, - негромко произносит Зигфрид, поправляя шарф. - Прекрасно. - Кивнул Мортимер, и махнул ребятам рукой, мол проходите. Сам он вознамерился на некоторое время подзадержаться. - Констебль... А в вашей ли власти сделать небольшое одолжение рабочим из этого порта? Они помогли нам с расследованием, и взамен попросили, чтобы я походатайствовал о том, чтобы позволить им перегнать их судно в другой порт. Они без работы сидят, семьи кормить нечем. Констебль разводит руками. - Меня поставили на место вахтёра. Океанические выходы порта опечатаны морским дозором, и разрешение на выпуск судна может дать только капитан Дамьян Смолак. Я могу связать вас с ним. Зигфрид, коротко глянув на разговаривающих Морта и полицейского, с гордой неспешностью пересекает зал и покидает его через указанную дверь. - Я буду очень признателен, если вы это сделаете. - Кивнул Морт. Констебль откладывает газету на соседний столик, с которого поднимает трубку корпоративной радиостанции. Переключив несколько кнопок, полицейский звонит: - Капитан Смолак, это капрал Фролли. - На связи, - доносится ответ с другой стороны линии. - С вами намерен поговорить детектив Бамбучча. - Давайте его сюда. Констебль протягивает ехидне трубку. Приняв из рук констебля трубку, Морт снова отрекомендовал себя. - Детектив Бамбучча, агенство "Следопыт". С официального разрешения провожу дополнительное расследование. Мне посильно помогла команда судна "Ночной Бриз". Поэтому я прошу вас помочь им, и разрешить перегон судна в другой порт, чтобы люди не лишались заработка. Это возможно? Кэтрин тем временем прошла вперёд, осматривая всё с деловитым подозрением. Возникает какое-то забытое чувство из детства - что страшно идти одной. После того, как она "окрутела", это чувство в определённой степени забылось, уменьшившись до необходимой осторожности, но после последних событий как-то вновь всплыло... - Формально мне нужно заключение о том, что судно чисто, - произнёс капитан, - возьмите капрала в качестве поверенного и осмотрите корабль. Если ничего подозрительного нет, останется только сверить документы у команды, с этим капрал справится сам и доложит мне. Вам всё ясно? - Да, сэр. - Подтвердил Мортимер, и передал трубку обратно капралу. - Мистер Фролли, прошу вас пройти за мной и освидетельствовать одно из пришвартованных судов. Распоряжение капитана.
  9. Дрожь Земли

    Закончив с обработкой ран подчиненных, комиссар Шарк отправился к пульту управления системами безопасности Улья, и , подвинув кресло с мертвым Арендатором, и активировал все решетки на всех этажах. А затем - включил интеркомы, и устало заговорил в микрофон. - Внимание всем. Говорит комиссар полицейского управления Экспо-Сити, Уинслоу Шарк. Это здание находится под полным нашим контролем. Члены группировки «Дом Циснерос», вам больше некому платить, так что рекомендую сложить оружие и сдаться властям по-хорошему. Ослушавшиеся этого приказа будут уничтожены на месте. Прочим гражданам – сохранять спокойствие, не паниковать и не покидать своих комнат до отмены этого приказа. Отбой. *****  Через несколько минут здание было полностью окружено спецназом. Шарк, Марика и Лайрут покинули его вместе с арестованными бандитами, которых шеренгами выводили на улицу, и штабелями складывали на землю, чтобы обездвижить каждого. Для транспортировки такого большого числа арестованных пришлось позаимствовать несколько маршрутных автобусов. Троицу оперативников же подобрал Мэдмакс, и они вернулись в расположение полицейского участка, воссоединившись с Кэтрин Ярвиннен, Карлосом Мендозой и агентом с кодовым именем Бандит. Итогом операции стало свыше сорока убитых членов «Дома Циснерос», и еще столько же было захвачено в комплексах Улья. Также была полностью уничтожена наркотическая лаборатория, производившая кустарные препараты, вызывающие сильное привыкание и катастрофические побочные эффекты, сводившие потребителя в могилу за несколько лет. «Дом Циснерос» понес колоссальные убытки, человеческие жертвы и материальные потери. Банда оказалась поставленной на грань исчезновения. Также лишились надежного укрытия десятки других криминальных элементов, многие из которых годами находились в розыске. Число гражданских потерь – устрашающее. Все работники лаборатории, убитые оперативниками, оказались не принадлежащими к клану «Дом Циснерос», а стали подневольными работниками под давлением со стороны бандитов, живших в Улье. Многие пошли на это от банальной безработицы. Также было убито три человека в близлежащем квартале при попытке оказать сопротивление правоохранителям. С точки зрения права случай был спорным, так как офицеры были в своем большинстве не при форме, не имели документов и не представились. При том, двое из этих оперативников не принадлежали официально к полицейским силам. Одна жертва – шестидесятивосьмилетний владелец пансиона «Сансет» - погибла при невыясненных обстоятельствах от сердечного приступа. Вина оперативника не доказана. Гражданские потери вызвали серьезное недовольство как со стороны как граждан, так и эвакуированных городских властей. Часть информации даже просочилась в прессу, но подробности получить репортерам так и не удалось – доступ в Экспо-Сити пока слишком затруднен.  Особо по этому поводу выступил одиозный лидер радикального гражданского движения – Джоуи Джордисон по кличке «Мао». Он призвал не доверять полиции, и объявил о своем намерении бороться со «свиньями в синей форме, которые ни во что не ставят жизни простых людей». Это заявление спровоцировало беспорядки и нападения на полицейское управление, которое, впрочем, было отражено без жертв с обоих сторон. В ближайшие дни отряд М-22 был снят с вахты в связи с необходимостью госпитализации части сотрудников, восстановления сил, и ремонта оборудования(БТР, костюм «Джаггернаут» и т.д.) Офицеры получили некоторое время для отдыха.
  10. Дрожь Земли

    Последний трос был потрачен на то, чтобы закрепить его под окном, и сбросить "хвост" вниз. Его почти что хватило до самой земли, но прыгать придется осторожнее, чтобы не свернуть себе ноги. Первой пошла Кэт, как наиболее подготовленная к подобному скалолазанию. Следом - Бандит, у которого не было карабина, и которому приходилось положиться только на цепкость своих рук. Замыкал шествие Карлос, не привыкший играть в Тарзана. Кирпичи старого Улья казались очень хрупкими они крошились под подошвой берцев, ноги постоянно норовили соскользнуть. Ветер и дождь хлестали в лицо,  и угрожающе раскачивали своими порывами трос. Спуск был настоящим испытанием для нервов. Незамеченным он не остался. Часть жильцов выглядывала из окон, и заметив, как по стенкам карабкается девушка в форме и два парня исключительно-бандитского вида, спешили скрыться, а то и доложить Арендатору о том, что искомый агент пытается покинуть пределы его логова таким способом. Кто-то пробовал высунуться из окна с оружием, чтобы сбить копов, но таких было немного, и кончилось это для них пулей из пистолета Бандита. Как итог - удачное касание ногами земли. Прыжок, перекат - и они на мокрой, замусоренной плитке, под открытым дождливым небом. Комплекс зданий находится на возвышенности, на небольшой площадке, огороженной бетонным забором, выбранным для самовыражения уличными художниками. С холма можно было спуститься по узким бетонным лестницам в четырех направлениях - к приземистым, плотно натыканным домикам, навевающим ассоциации с фавелами, в сторону парковой зоны, в сторону Стены Скорби, и к спальному району, который контролирует другая банда - Полосатики. *** А наверху тем временем развивались свои драмы. Лайрут и Марика были оттеснены с открытых участков этажа плотным огнем, от которого не спасал даже костюм джаггернаута. Вид Артур имел плачевный - броня просто пестрела отметинами от попаданий, с нее сыпались сплющенные пули и осколки, он был осыпан побелкой, и даже забрало шлема из бронестекла немного треснуло от попадания в лицевую часть. Сам койот ощущал себя сильно избитым. Под руководством Шарка дверь была в темпе завалена мебелью и прочей домашней утварью, которая осложнит взлом. Жаль, что пули эта баррикада задерживала плохо, как и гипсокартонные стенки, построенные явно после возведения основного здания уже самим Арендатором, экономившим квадратные метры. Утерев выступивший пот, Уинслоу Шарк сказал. - У нас останется где-то минуты две, прежде чем они снесут баррикаду. У нас есть кувалда Лайрута, и его пулемет с где-то четвертью боезапаса. У меня пара пробивных зарядов, слезоточивая граната, дымовая, светошумовая и осколочная. Вопрос в следующем, стажеры - куда мы двигаемся? Вниз или наверх?
  11. Дрожь Земли

    Итоги операции Уинслоу Шарк определил как неудовлетворительные. По его словам, штурм превратился в полный хаос, и едва не стоил жизни и заложнику, и оперативникам. Свой нагоняй получила и Марика, и Кэт - разумеется, когда они закончили со своими ранами. Кэт ограничилась перевязкой, а вот Сабателли пришлось еще и вколоть пару кубиков сильного обезболивающего, потому что когда адреналин схлынул, нога заболела так сильно, что на ней невозможно было стоять. Впрочем, девушке повезло - были задеты лишь мягкие ткани, пуля прошла навылет, и угрозы заражения нет. По общим подсчетам удалось уничтожить одиннадцать представителей банды "Дом Циснерос", вооруженных достаточно значительными типами автоматического огнестрела. Еще четверых, основательно избитых, удалось взять в плен, и они был заперты в чулане до подхода подмоги, которая вывезет и трупы, и оставшихся в живых, и увезет прочь оружие. Спецназовец - жив, но с множественными гематомами, переломом двух ребер и выбитыми зубами. Но намного больше беднягу подкосил пережитый стресс - он действительно был недавним сотрудником спецподразделения группы захвата, и еще не привык к подобным вещам, а тут ему пришлось побывать в плену и увидеть гибель почти всех своих товарищей. С таким стрессом порой не справляются и бывалые. Гражданские точно также были напуганы. Все-таки они оказались посреди перестрелки, и увидели, что творит пуля, выпущенная в череп. Вся их кухня была в крови, на ней лежало три трупа, а ребенок с поломанной кистью чуть не стал причиной смерти их самих. Часть взрослых, особенно кто постарше, вознамерились линчевать "сопляка", и Шарку даже пришлось снова сбросить с плеча винтовку, чтобы показать, что он вполне решительно настроен и дальше вершить свое правосудие. Досталось и Марике, правда заочно. Старик действительно оказался мертв. Это был комендант пансионата, предоставлявший комнаты жильцам, и после бедствия согласившийся держать и у себя бесплатно. О его проблемах с сердцем было известно давно, и присутствовавший среди жильцов врач-терапевт констатировал смерть от сердечного приступа. И само собой, эту смерть связали с черным пятном от взрыва светошумовой гранаты, и оставшимися от нее фрагментами корпуса. Врач не подтвердил, что именно срабатывание "флешки" повлекло за собой смерть старика, но граждане уже сделали свои выводы, и вскоре по улицам пойдет молва, как соплячка в форме убила старого человека гранатой. Тем временем вернулся БТР, чья броня была исклевана пулями, а правый борт щеголял черным пятном от горения бензина. Отъезд на базу отменялся, так как в транспортере уже находился тяжелораненый боец и сопровождавший его командир. В него же загрузили третьего спасенного, и Мэлоуна отправили прямиком к городской больнице.  Шарк, однако, не забыл взять у Джакки разведданные - адрес дома, который они ехали штурмовать, и особый телефон агента под прикрытием, через который тот держал связь с начальством. Брифинг Шарк решил провести прямо на крыше пансиона. - Значит, так. - Решительно говорил волк. - Операция прошла с осложнениями, у нас двое раненых, но в целом мы все еще сохраняем боеспособность. Транспорта у нас временно нет. Самое логичное - отступить в участок, когда прибудет подкрепление. Однако, бойцы, я намерен сказать вам, что офицеры полиции своих не бросают, даже если придется сунуться в пекло. Но и заставлять вас я не вправе. Поэтому если кто-то из отряда изъявит желание, он может остаться и отойти на базу вместе с теми, кто прибудет забрать тела наших товарищей, и всю падаль, которую мы здесь положили. Уинслоу обернулся, и указал на северо-запад, на высящиеся над районом новостройки. - Нам нужно проникнуть вон в то здание. - Поставил задачу Шарк. - Это комплекс из четырех жилых домов-общежитий. В одном из них находится наш агент. Пройти во внутренний двор, чтобы войти в задание, можно только через арки, закрытые металлической решеткой, которая открывается только ключами жильцов. В одном из домов и находится агент. Полагаю, его уже раскрыли, и в любой момент могут уничтожить. Наша задача - выяснить, где он, в каком здании и на каком этаже, войти внутрь, и помочь ему уйти живым и невредимым, чтобы он мог передать все найденные сведения куда следует. Задание сложное, а противников наверняка больше, чем у нас есть боезапаса, так что действовать надо быстро и с умом. К счастью, у нас есть мистер Мендоза, который какое-то время проживал в Ульях, и сумел их изучить. Вопросы и предложения в студию.
  12. Дрожь Земли

    Бронетранспортер отряда М-22 ехал на место  около десяти минут. Время от времени в броню прилетали камни и бутылки – это приветствовали полицию уличные погромщики и недовольные действиями правоохранителей граждане. Полицейские не пользовались очень уж большой популярностью в Экспо-Сити, а после землетрясения - особенно. Люди просто не желали понять, что у одной лишь полиции нет сил, чтобы сражаться с таким уровнем криминала, и винили их в бездействии, в присвоении себе и так немногочисленных запасов продовольствия и топлива, и, конечно, в агрессивных действиях против граждан. Увы, разгон голодных бунтов, перетекавших в грабежи способствовал этому мнению, но он был необходим, чтобы хотя бы оставшиеся крохи достались всем, а не сильнейшим. БТР остановился на обочине дороги, возле Стены Скорби. Около пяти-семи метров участка этой стены занимали мокнущие под дождем фотографии спасателей и спасаемых, погибших в завалах и пожарах. Вместе с фотографиями тут были и газетные вырезки, и плакаты с пропавшими без вести, и просто написанные краской или фломастером имена. У стены лежали увядающие цветы, кто-то расставил свечи, которые уже потушил дождь, а еще у подножия этого самодельного мемориала были сложены вещи, связанные с катастрофой. Детские ботиночки, куртка пожарного, пожарный шлем с треснувшим забралом, и так далее. Перед стеной, прямо на дороге, кто-то белой краской вывел: «#SaveExpoCity». Боковая дверца БТРа открылась, выпуская наружу сотрудников отряда М-22. Первым вышел Шарк, огляделся, и указал в сторону одного из узких переулков между маленькими,  жмущимися друг к дружуе двухэтажными домиками-коробками. - Туда. А там нашлось то, что осталось от колонны спецназа. Две расстрелянные вхлам машины. Головная – четырехместный джип с тонированными стеклами, был изрешечен со всех сторон, включая даже крышу. Исклеванное пулями лобовое стекло ввалилось внутрь. Три двери из четырех были открыты настежь. Салон был залит подсохшей кровью, а возле автомобиля валялась пригоршня винтовочных гильз. Следующий автомобиль, бронефургон, прежде чем расстрелять – сперва протаранили. В левый бок ему въехал брошенный здесь же мусоровоз, снеся транспорт и прижав его к стене дома, чудом не обвалившейся от такого удара. Мертвецов бросили прямо тут. Их стащили в один штабель, и с каждого сняли личное оружие, броню и шлемы. Всего тринадцать офицеров спецназа лежали кровавой грудой под дождем. Шарк тяжело вхдохнул. - Осмотритесь тут. Ракшас, на тебе обнаружение сигналов с маячков выживших. Поднимись повыше только.
  13. Дрожь Земли

    С момента землетрясения в Экспо-Сити прошло уже восемь дней. И все эти восемь дней члены отряда М-22 спали урывками, либо по очереди с остальными полицейскими ютясь на матрасах, расстеленных прямо на полу участка, либо дремали во время выездов прямо в транспорте, покачиваясь на узких, прямых сиденьях пассажирского отделения БТР-а. А между сном и поеданием пресных военных сухпайков, присланных гуманитарным грузом – попытки прекратить хаос. В первый день после того, как закончились толчки, полицейские подключились к спасателям, разбирать завалы. Что характерно, больше всего разрушений было в гетто, где здания были уже старыми, либо изначально выстроенными с нарушениями. Там же было и наиболее спокойно – парадокс, но это так. Уже на второй день полицию пришлось отозвать от спасательных работ почти в полном составе – начались грабежи. Целые толпы хлынули в богатые районы города. Сначала они по привычке сосредоточились на магазинах с дорогой бытовой техникой, ювелирках, банках и ломбардах. Грабили и дорогие отели и кондоминиумы, оставшиеся без всякой охраны. Целью была не только нажива -  грабежи сопровождались издевательствами над былыми владельцами. Их выволакивали из люксовых номеров и пентхаусов на мороз, рвали дорогую одежду, избивали и унижали. Доходило и до убийств – когда полицеские отряды вышли на подавление мятежа, они видели и трупы. Людей выбрасывали из окон и крыш, забивали до смерти и расстреливали. Раненые и трупы валялись на засыпанных мусором улицах и проспектах, задымлены черной копотью пожарищ. Бунтовщиков успокоили только водометы, резиновые пули и горчичный газ, но быстро стало ясно, что повязанных некуда сажать, а еще нужно кормить. Большую чатсь погромщиков пришлось отпустить обратно на улицы. Уже на третий день люди поняли, что в условиях бедствия куда главнее – еда, вода, энергия и топливо. И начались повальные грабежи магазинов, супермаркетов, автозаправок и складов продукции. Тогда же стало ясно, что преимущество имеет тот, кто успел вооружиться. Улицы были оккупированы вооруженными бандами, которые захватывали все эти «стратегически-важные точки», и охраняли их от конкурентов в процессе грабежа. Тогда же начались первые вооруженные столкновения. Их жертвами становились и бандиты, и остававшиеся беззащитными законопослушные граждане. Особо показателен случай, когда перестрелка спровоцировала пожар и взрыв на автозаправке, и огонь перекинулся на соседние здания, превратив целый квартал в пылающий ад. Чтобы потушить пожар, пришлось связаться с Министерством Обороны, и нанести по точке авиаудар ваккумной бомбой. Четвертый и пятый день обострили ситуацию еще сильнее. Полиция столкнулась с настоящим беспределом. Начались первые жертвы среди сотрудников полиции. Попытки взять под контроль точки сброса гуманитарной помощи и еще неразграбленные места приводили к тому, что почуявшие власть бандиты отвечали ураганным огнем из всех орудий. Итогом дня стала потеря шести патрульных экипажей и десяти рядовых и офицеров, а также шести офицеров спецназа вместе с бронефургоном. После этого началась волна дезертирств. Офицеры самовольно оставляли службу, спеша к своим семьям. На шестой и седьмой дни Полицейский Департамент Экспо-Сити превратился в крепость. Входы и выходы были забаррикадированы, на крыше были выставлены снайпера, а войти и выйти из участка стало возможно только  через подземную автостоянку, которую закрывал подъемный шлюз в двадцать сантиметров стали. Также сюда пригнали строительную технику, и в кратчайшие сроки возвели на автостоянке перед зданием бетонный забор и несколько вышек. Сюда, под надзором вооруженных отрядов, сбрасывалась гуманитарная помощь для раздачи населению. Перед участком постоянно собирались толпы нуждающихся, и естественно, помощи хватало не всем. Офицеры даже урезали собственные нормы, чтобы суметь выдать еду как можно большему числу людей, но все было тщетно. За то время, пока полицейские обустраивали собственное гнездышко – власть на улицах поделили между собой крупные уличные банды и новообразованные, так-сяк вооружившиеся за время бедствия шайки, прозванные «Дикими». К восьмому дню было разграблено почти все, что имело смысл грабить, и потому война сосредоточилась вокруг точек сброса припасов с воздуха и моря. Ушлые организовали целый черный рынок и каналы контрабанды на Большую Землю. Жители Экспо-Сити были вынуждены подчиниться новым порядкам. Настало время вернуть на эти улицы законную власть ------------------------------------------------------------------------- - Открывай! Поданная одним из спецназовцев команда заставила остальных изготовить оружие и взять на прицел проем выезда с автостоянки. Через секунду с утробным гудением начала медленно подниматься стальная заслонка,чтобы выпустить в серый, дождливый и сырой мир шестиколесный бронетранспортер черно-синей расцветки с символикой Полицейского Департамента Экспо-Сити на борту. Водитель, круглощекий очкастый лис по фамилии Мэлоун, поддал газку – и сдвоенные восьмицилиндровые двигатели зарычали, изрыгая из выхлопных отверстий сизый дым. Рифленые колеса пришли в двидение, перемещая бронированную тушу БТРа, и транспорт легко преодолел подъем, выскочив наружу, под  мелкий, противный дождь. Набирая скорость, БТР покатился вперед, дальше по дороге, спихнув со своего пути обгоревший корпус сожженного легкового автомобиля, и раздавив могучим колесом выброшенное из окна соседнего здания офисное кресло. В пассажирском отделении БТРа, впрочем даже не отделенном от водительского, в полном своем находился маленький, но гордый спецотряд М-22 «Волчья Стая» из пяти юнитов. Ближе всего к боковому выходу сидела Марика Сабателли, сразу же привлекавшая внимание своей броской внешностью. Броским в ней было все – чешуя, зубы, когти, хищные глаза, яркая розовая шевелюра, и даже ее оружие, увешанное весьма большим количеством различных усовершенствований. Отдельное сиденье на котором, как правило сидел бортовой стрелок(ставший ненужным, когда турель стала управляться с пульта), пришлось занять Артуру Лайруту, так как в своем громоздком костюме он попросту не помещался на сиденье. На его коленях лежал шлем с защитной маской,а у ног покоился внушающий суеверную жуть шестиствольный пулемет. Забавно, такой добряк – и получил такое оружие. Напротив Марики устроилась Кэтрин Ярвиннен, вооруженная значительно скромнее остальных, зато увешанная различными высокотехнологичными девайсами. Вряд ли она была рада своему соседству, потому что рядом с ней сидел Карлос Мендоза – единственная личность здесь, не имевшая полицейской формы –вместо нее была брутальная футболка, грубо сшитые штаны, явно доработанные самим владельцем, и тренчкот, под которым он прячет выданный все-таки бронежилет и прочие необходимые в полицейской работе вещи. Ну, и конечно, смирительный ошейник – это была идея комиссара Шарка. - «Я вешаю на тебя эту штуку не потому, что боюсь, что тебя придется заставлять выполнять приказы». – Объяснял тогда комиссар почти что любезно – «Если бы я сомневался, что ты будешь выполнять приказы, я бы даже не предлагал тебе место в отряде. Если бы ты все-таки начал саботировать нам работу своим неподчинением, я бы застрелил тебя на месте, а не пытался заставить ударами тока. Это – тормоза для тебя, так как порой ты слишком увлекаешься. Я помню, что ты сотворил с тем парнем, и не хотел бы увидеть подобное снова. Ну… если конечно, в этом не будет необходимости.» Собственно, Шарк тоже сидел здесь. Он находился напротив Мендозы, и флегматично заряжал боекомплект в последний магазин, который затем одним махом загнал в свой G36. У него под ногами лежали ящики с боеприпасами и гранатами. Сам Шарк, кроме своей винтовки, взял на задание только дробовик, и единственный из всей команды соизволил надеть каску. - Значит так. – Говорил комиссар, уперев в пол приклад своей винтовки. – У меня не было времени провести брифинг в участке, так что провожу его здесь. По примерным данным уровень преступности в городе возрос на 163%. Мы с нашими текущими силами можем отработать где-то 6%. Кроме того, на нас лежит обеспечение граждан города всем необходимым, организация лагерей для беженцев, помощь силам МЧС, и так далее. На счету каждый сотрудник, так что даже я сам не собираюсь торчать в кабинете за бумажками, пока все летит в тартарары. Шарк с серьезным видом обвел глазами собравшихся. - Наша задача – поменять расклад сил. Ударить не только сильно, но и точно, в самое больное место бандитов.  Вы хорошие бойцы, но ни вы, ни даже я, не знаем всех раскладов на улицах, а наши коллеги делиться информацией не спешат. Именно поэтому среди нас находится мистер Мендоза. За него отвечаю я. Но он – не цепной пес на побегушках. Я знаю, вам не нравится эта идея, но пока он с нами - он полноправный член отряда М-22. Вы отвечаете за него так же, как за остальных членов отряда, а он в свою очередь точно так же обязан вытаскивать из передряг ваши зады. Надеюсь, вам все ясно. Шарк дождался дружного коллективного «есть, сэр!», и продолжил. - На повестке дня у нас несколько задач, но отработать мы успеем лишь одну, максимум – две, если управмися быстро. Первое – в заповеднике-парке Экспо-Сити-Вайлд рухнуло неизвестное воздушное судно. Второе – в районе Стены Скорби попал в засаду отряд SWAT, на вызовы не отвечают. Судя по добытой мною информации, как минимум трое из них все еще живы, и их маячки до сих пор включены и передают сигнал. Третье – один из жилых домов в спальном районе является базой «Полосатиков», а также продовольственным складом банды, нарколабораторией и логовом «Тасманийского Дьявола» - лидера «Полосатых». В идеале было бы здорово взять его живьем, но можно и как получится. Мистер Мендоза отчасти осведомлен о раскладе сил там, и поэтому нас позвали помочь отряду SWAT штурмовать эту цитадель порока, но в целом сил SWAT достаточно, они могут справиться и сами. Ваше решение?
  14. Дрожь Земли

    Краткая суть – полицейский боевик с сюжетом, в условиях локальной гуманитарной катастрофы.  Время – недалекое будущее, почти что настоящее. Кже есть примитивные роботы(боевые в том числе), набирает популярность виртуальная реальность, дополненная реальность, голографические технологии, гаджеты высокодоступны, появляются качественные бионические протезы(пока еще не в состоянии полноценно исполнять функции утраченных конечностей, но близки к этому). Теперь подробнее. ***   Баланс сил: Экспо-сити как до, так и после землетрясения делили между собой несколько крупных и мелких группировок различного толка. Перечислю я лишь самые основные   Доступные боевые классы:   Особые классы:   Позже будет вывешен полный список экипировки и стоимость всего, и вы сами подберете себе все желаемое. Анкета:  
  15. Подводная Ловушка

    - Живучий гад. - Изрекает Морт, медленно опуская дымящийся револьвер себе на колени. - Не знаю... Не уверен, что я прямо сейчас в состоянии гоняться за ним. Да и ты тоже, Лу. Морт оборачивается к Дину, и произносит. - Если готов рискнуть, то можешь попробовать преследовать его. Мы подтянемся, когда разберемся с ранами. Не хочется истечь кровью, пока бегаем за этим кабанчиком. - Угх!.. — наёмник раздраженно ударил кулаком по ладони. Опций было немного: или остаться и подлатать Лукрецию и Морта, дав уйти Норману, или ломануться за ним, оставив под неиллюзорной угрозой напарников. - Я... Дин быстро достал все оставшиеся у него медикаменты и вывалил их на сидение, бросив одну из баночек медгеля Лукреции. - Я попробую его поймать! — наёмник выскочил из машины и побежал в ту сторону, куда убежал Норман. Перехватив левой рукой банку и проводив взглядом Дина, Лукреция успевает крикнуть ему: - Будь осторожен! Вздохнув, координатор негромко произносит: - Чёрт, я уже почти не могу шевелить правой рукой, - и зубами вскрывает баночку, выпивает часть её содержимого, отдав затем Мортимеру. Затем Лукреция берёт другой оставленный Дином баллончик и почти приказывает ехидне: - Подними одежду над своей раной. Мортимер отсалютовал банкой Лукреции, и опрокинул ее, залпом сделав значительный глоток, после чего поставил емкость на приборную панель. - Л-ладно... - Морт пытается расстегнуть пуговицы, и ему кое-как это удается прежде, чем Лукреция окончательно потеряет терпение. Затем он распахнул рубашку и жилетку, открывая неприглядную картину своей простреленной брюшины. - Ох, дерьмо! - Морта замутило, и он отвернулся. - Лучше бы я не знал, что там. Давай, скорее, Лу, я не хочу тут подохнуть. Я слишком молод для этого дерьма. - Поздравляю с твоим первым ранением, - усмехается координатор и наводит на рану спрей. Через секунду дыру в теле Бамбуччи залепливает белая масса и к ноющей боли добавляется жжение. - А теперь освободи от одежды моё правое плечо, - вновь указывает Лукреция, добавив, - если понадобится, мой нож у меня под пиджаком, в ножнах слева на поясе. - С первым? - Вскинул брови ехидна. - То есть то, в голову, не считается? От жгучей пены Морт зашипел, зажмурился, и сказал еще пару непечатных выражений. Но он все-таки большой мальчик, так что мужественно перетерпел боль, и принялся освобождать Лукрецию от излишков ткани. Но если пиджак бы он еще умудрился с нее снять, то вот остальное... Нет, у него нет столько времени, а к тому же это жутко постыдно и неловко. Странно о таком думать в такую минуту, но все-таки... Засунув руку Лукреции под пиджак, Морт нашарил рукоятку ножа, высвободил ее из ножен, и, сдвинув в сторону пиджак, распорол блузку Лукреции на плече - благо начало уже было положено байкером. - Так. Теперь спрей. - Ехидна вооружился баллончиком, и направил струю на рану. - Обалдеть, я вижу обивку кресла через эту дырку! - После того, в голову, ты ничего не чувствовал, - философски сказала Лукреция, - иначе бы ты не жаловался тут. Следя за действиями подчинённого, девушка с ехидцей произнесла: - Морт, твоё лицо выдаёт скрытого в тебе казанову. Эх, а я теперь если и смогу продать машину, то только на запчасти и утилизацию. Из-за недостатка опыта Морт не очень аккуратно обрабатывает рану веществом, но координатор ничего не говорит на этот счёт. Да и похоже на то, что она почти не ощущает боли, либо очень стоически переносит её. Морт снова дернулся, пойманный на горячем, и немедленно закраснелся. - Поосторожнее с такими комментариями, когда у меня нож в руках. - Посоветовал ехидна. - А то я с перепугу проколю еще чего, и ты станешь похожа на Джульетту. В конце пьесы. Закончив с медпомощью, Морт осмотрел результаты своей работы. - Сойдет. А машина дело наживное. - Не беспокойся, я повидала много парней с ножами у моего живота, - "обнадёживающе" говорит девушка, - все они плохо кончили. Коротко рассмеявшись над получившимся пошлым каламбуром, Лукреция говорит: - Ладно, топаем за Дином? - Парни с пистолетами в этом плане получше будут, уверяю тебя. - Поддержал шутку Морт, сунув нож обратно Лукреции в ножны, а затем взял в руки свой привычный инструмент - оба своих револьвера. Конечно, перед этим застегнувшись и перезарядившись. - Я готов. - Размер не имеет значения, Морт, - ехидно произносит Лукреция и выходит из машины. Подойдя к багажнику, она достаёт из него свой дробовик, взяв его одной лишь левой рукой, и закидывает тот на плечо с лаконичной фразой: - Идём. Войдя в подворотню, следопыты по переходу попадают во внутренний двор жилого комплекса. Он освещается только тусклыми лучами ламп, пробивающимися через занавески из нескольких окон. Намёков на то, куда идти, пока не видно. - Попробуй дозвониться до Дина, - просит Лукреция, вышагивая дальше в глубину двора. - Похоже, я звоню ему чаще, чем ты. - Ответил Морт, зачехлив один из пистолетов, чтобы достать КПК. Мимоходом он взвесил свой "кирпич" в руке - тяжеленький - и начал набирать номер Дина. - Кто бы меня упрекал в том, что я не сижу на ушах своего парня, - фыркает Лукреция, стоя на месте и смотря по сторонам, пока Морт разговаривает по КПК. Продвинувшись на несколько этажей вверх, Дин получает сигнал вызова на КПК. Это Мортимер. Цыкнув, наёмник остановился и максимально тихо ответил на звонок: - Да? - Где ты? - Коротко спросил Морт на другом конце провода. - В каком-то доме, там ещё окно выбито и мной вскрыта входная дверь, Норман заложницу захватил. - Ты в каком направлении бежал? Тут поди не один дом. - Уточнил ехидна. - Далеко от места остановки? Наёмник задумывается. - Вглубь двора, наперерз Норману, окно на втором этаже того подъезда разбито, оттуда свет видно. - Гида бы из тебя не вышло. - С прискорбием ответил Мортимер. - Ладно, попробую найти. - Ну мне немного не до этого было, звиняй. — и, скинув свои координату Лукреции, направился дальше. - Кстати говоря, можно было бы оставить свои... - Сказал гудкам Морт, и осекся, поняв, что опоздал с предложением. - координаты. Тут же у Лукреции пикнул ее собственный аппарат, возвещая о приеме геотега. - Догадался. - С одобрением произнес Морт. - Веди, босс. Оставив оружие на ремне, Лукреция с немного недовольным видом достаёт свой КПК, сверяясь по нему с направлением. И тогда её лицо прочерчивает выражение неприятного удивления. Она бросает быстрый взгляд на здание и сильно хмурится. - Готова подбиться об заклад, мы имеем дело с паркурщиком. Иначе я не представляю, зачем ему тащиться на крышу. Чёрт! Давай обратно к машине! - быстро говорит координатор и тут же разворачивается назад. - Ну как же... Классика жанра. - Бурчит недовольный Морт, бегом следуя за Лукрецией. Детективы выбегают к машине и Лукреция буквально запрыгивает в неё, запуская едва-едва остывший двигатель. Не включая фары, девушка выруливает на дорогу и поворачивает на улицу, что идёт вдоль жилого комплекса. Как раз когда они доезжают до очередной секции, следопыты, а особенно Мортимер, видят летящую прямо над ними фигурку человека, которая скрывается на крыше соседнего здания. - Вот и как гнаться за этим киберуродом? - мрачно спрашивает Лукреция невидимую аудиторию, заруливая в переулок.

×